Общество
Осторожно, фансервис: московские актёры разыграли в Поморье «Мизери» Стивена Кинга

Осторожно, фансервис: московские актёры разыграли в Поморье «Мизери» Стивена Кинга

09.01.2018 15:00Мария АТРОЩЕНКО
Спектакль Современного театра антрепризы стал для Архангельска и Северодвинска одним из ярких впечатлений долгих выходных.

Главный герой этой не мистический истории короля ужасов — автор серии викторианских любовных романов о неподражаемой Мизери Честейн Пол Шелдон — с нескрываемым облегчением убивает поднадоевшего персонажа и отправляется в Лос-Анджелес. По пути из-за бурана он попадает в аварию, с места которой его спасает бывшая медсестра и самая преданная поклонница — одинокая хозяйка фермы Энни Уилкс.

Почитательница «Мизери» поит больного обезболивающими, но в больницу не везёт. Вскоре Шелдон осознаёт: то, что сначала казалось гиперопекой и странностями, на самом деле — плен. Обретя над прикованным к постели писателем власть, психически неуравновешенная сиделка применяет к нему разные виды пыток: сжигает у него на глазах рукопись его новой книги, покупает печатную машинку и принуждает продолжить серию о Мизери, заставляет пить грязную воду и в довершение всего — отрубает ему ступню. 

И это не больно-то и спойлеры: если роман 1987 года вы могли и не читать, то экранизацию вполне могли смотреть: в ней Энни Уилкс играет Кэти Бейтс — Непотопляемая Молли из «Титаника».

Инсценировку этого сюжета Кинга на сцену для московского Современного театра антрепризы перенесла режиссёр Нина Орловская, а роли антагонистов в привозном спектакле исполнили актёры Даниил Спиваковский и Евгения Добровольская. У него — звание заслуженного артиста России, у неё — народной, оба играют в театре, но широкой аудитории известны в основном благодаря фильмам и телесериалам: он — по ролям интеллигентов, она — этакой русской Бриджит Джонс.

Дважды пленник

Смотреть «Мизери» мы поехали в Северодвинский театр драмы: в столичном Доме народного творчества билетов не осталось ещё до Нового года. В городе корабелов зал тоже был полон.

Спиваковский появился на сцене, не дожидаясь полной тишины в зале. Так порой артисты выходят прямо из зала, пользуясь замешательством зрителей. Уловка удалась: северодвинцы и гости города превратились в благодарную публику Тома Шелдона — обожающих его читательниц. Буран на сцене изобразил вихрь из листов писчей бумаги: очень символично — ведь, по сути, Мизери Честейн, принесшая Шелдону лавры писательской славы, но связавшая ему руки, как автору — едва ли не большая виновница его злоключений, чем маньячка Энни Уилкс. Герой Спиваковского — дважды заложник — не только сумасшедшей поклонницы, но и героини, которая сделала его предметом воздыхания одиноких читательниц. 

С талантами и поклонниками и в реальности так происходит: толкинисты считают, что знают Средземелье лучше самого Толкина, а в массовой культуре у персонажей фильмов, сериалов и комиксов формируются своеобразные фанатские лобби, которые оказывают давление на создателей и шоураннеров. Некоторые на него поддаются и занимаются фансервисом — потворствуют интересам определённой части аудитории. Чем не Пол, который соглашается под воздействием угроз и шантажа оживить Мизери Честейн в романе?

Несмотря на то, что название романа Кинга возводит в абсолют страдания от боли и душевные муки Пола Шелдона, в фокусе увиденного нами спектакля была Энни Евгении Добровольской. Её трактовка этого персонажа несколько отличалась от книжной. Удельный вес зла в ней гораздо меньше. Вплоть до кульминации спектакля зритель, не знакомый с книгой, мог продолжать считать Энни не серийной убийцей, а лишь неуравновешенной жертвой строгого воспитания матери, которую до одержимости Шелдоном довели одиночество и неустроенность. 

«Почему Шелдон-Спиваковский не задаётся вопросом, как она стала такой?» — спрашивала себя я, потому что постановка, в отличие от романа, никакой предыстории Энни не давала, зато игра Добровольской подспудно заставляла сопереживать сиделке Уилкс.

Концовка спектакля также чуть разошлась с первоисточником: способ расправы писателя над сиделкой стал менее символичным и закономерным, зато осталось больше вопросов: «Так, что же, он сошёл с ума?», «А, может быть, она осталась жива?». И родился новый вывод: безумие заразительно.

Дотянуться до звезды

Не проходит и месяца, чтобы в Архангельске не проходили антрепризные спектакли с условными «звёздами» — столичными актёрами разной степени таланта и шлейфом известности, заработанной благодаря телевидению. И выступления таких заезжих «звёзд», как правило, вызывают у зрителя две реакции: одни ждут от их игры чего-то особенного, другие же всерьёз опасаются, что такие гастроли для артистов — не более, чем «чёс» и халтура. 

Так вот халтурной игра Даниила Спиваковского и Евгении Добровольской не была — перед зрителями предстали сильные драматические артисты, которые отработали на совесть. Но нельзя было и сказать о том, что они показали какой-то высший класс, не доступный, например, актёрам драматического и молодёжного театров Архангельска. В роли Пола Шелдона легко представить Сергея Чуркина или Евгения Шкаева, а в роли Энни — Елену Смородинову или Ольгу Халченко.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.