Общество
Котята против гламура: в Архангельском молодёжном театре начались ёлки
1/17

Котята против гламура: в Архангельском молодёжном театре начались ёлки

26.12.2017 09:07Мария АТРОЩЕНКО
В это новогодие в Молодёжном играют озорную, современную и добрую версию классического «Кошкиного дома» Самуила Маршака. Получается чудо, как хорошо.

Со стены нарядного праздничного каминного зала театрального особнячка на маленьких зрителей загадочно взирают жёлтые кошачьи глаза. Надпись Cats отсылает к культовому бродвейскому мюзиклу, с потолка свисают не только носки, но и рыбки, и даже в каминах сидят котики с мышами, — настоящее кошачье царство! 

Как-то даже сразу начинаешь подозревать, что «пановцы» так в своем манере, от противного, Год собаки встречают. И только потом вспоминаешь: «Кошкин дом» же идёт, оттого и коты кругом!

На новый лад — в стиле ток-шоу — сказку поставил молодой петербургский режиссёр-фрилансер Олег Молитвин. «Са-а-а-амуи-и-и-ил Марша-а-а-ак!» — подобно Андрею Малахову объявляет ведущий (Степан Полежаев) в электрически-синем костюме. Персонажи читают рэп со знаменитым «тили-тили-тили-бом» в качестве лейтмотива и дефилируют в пышных нарядах.

К слову, герои — никакие не звери, а люди. Заморская ангорская кошка в исполнении Евгении Плетнёвой — светская львица в золотом платье, а дом её, который «купил ей кот Василий» (поётся на мотив «Экспоната» группировки «Ленинград»), — кто знает, может, и на Рублёвке находится? 

Да и весь звериный бомонд, который приходит к ней на огонёк, — очень-очень человеческий: например, петух (Антон Чистяков) — гордец и модник, а курица (Анастасия Буланова) — ревнивица и небольшого ума дамочка. 

А уж симпатичнейший дуэт двух котят-племянников — чистой воды растаманы: как они поют в стиле «регги»! Эта трогательная парочка бедных родственников в исполнении Александра Берестеня и Максима Дуплика в спектакле выступает живым противовесом всему напускному — пошлости, блеску и показному дружелюбию.

Взрослому зрителю смотреть «Кошкин дом» очень забавно — особенно после «Зверушкиных историй», где «пановцы» играют «не столько самих животных, сколько восприятие определённых зверушек другими животными — возвеличенными обезьянами, которые мнят себя человеческими существами».

Самое главное, что при всём гламурно-попсовом облачении сказка у Олега Молитвина по-прежнему остаётся неиспорченной — очень доброй и светлой историей о том, что настоящие друзья познаются в беде. Примечательно, что в оригинальном поэтическом тексте Маршака постановщик не изменил ни слова: и, тем не менее, первоисточник остался ультрасовременным.

Актёры Молодёжного театра играют очень искренне и с огоньком: без малейших поблажек к себе и скидок на утренник. При этом, сказка универсальна и к Новому году почти не привязана: и она вполне могла бы украсить репертуар театра не только в каникулы, но и впредь.

Олег Молитвин.Олег Молитвин.

Не мягкая сказочка, а добрый боевичок

Олег Молитвин впервые поставил спектакль в Молодёжном театре. И всего во второй раз — детский. О том, что задумывалось и что вышло, он рассказал «Региону 29».

— Олег, как вы пришли к именно такой форме спектакля? Хотелось говорить с детьми на сегодняшнем языке?

— Да, хотелось, чтобы ребёнок, который растёт в мире гаджетов и Instagram, в мире, где все стремятся стать самыми красивыми и успешными, воспринимал эту сказку не отстранённо — как байку про зверят, — а как историю тех, кто вокруг нас. Это не просто сказочные звери, это мы — с нашими пороками, заблуждениями, эгоизмом и лицемерием. В первую очередь, это история про лицемерие, про внешний лоск и бутафорию, за которыми скрываются равнодушие и то главное, к чему, действительно, стоит стремиться — внутреннее содержание, доброта и искренность.

Сначала мы видим, как всё здорово и классно: у Кошки party, все нарядные, сверкают бриллиантами, говорят друг другу комплименты… Но когда наступает время «ч» и нужна помощь, оказывается, что каждый сам по себе, каждый сам за себя, а о былой дружбе никто и вспоминать не хочет. И вся эта красота никому не светит, и никого не греет, и только «простые парни» — котята приходят на помощь. Смысл истории мы не поменяли, только перенесли ее в сегодняшний день. 

— При этом, всё равно, наверное, под Новый год детям нужна не просто поучительная история, но именно праздник?

— Так ведь и это не нравоучительная, а весёлая музыкальная история, и заканчивается она праздником. Хотя это не мягкая сказочка, а динамичный боевичок. Но не злой, а добрый.

— Это ваш первый опыт постановки детского спектакля?

— Нет, я делал «Золушку» в ТЮЗе в Омске, там чуть-чуть, наверное, взрослее была история, потому что сам Шварц гораздо сложнее: вообще непонятно, как его детям можно показывать.

Для меня детский спектакль — это огромная ответственность, это самое сложное. Во взрослом спектакле я могу делать так, как мне хочется, а зритель может это так или иначе интерпретировать. Там больше режиссёрской свободы. А здесь я всё время должен помнить, для кого я это делаю, и это страшно важно. Тут я не могу сказать: «Понимайте, как хотите! Я художник, я так вижу». Важно, чтобы нас правильно поняли, и чтобы это было интересно и весело. У меня детей нет, поэтому я во многом прислушивался к артистам, у которых они есть. 

— Какие у вас впечатления от работы с артистами Молодёжного?

С актёрами работалось очень интересно. Команда сильная, у них классный потенциал, они заряжены энергией, бурлят, кипят. В этом особенность труппы — она очень темпераментная. 

— На какую возрастную аудиторию рассчитан спектакль?

— Это не история для трёхлетних, её лучше показывать детям пяти-шести лет. Мы стремились к тому, чтобы спектакль был интересен и родителям, и десяти-, и двенадцатилетним: чтобы каждый нашел в нем что-то своё, увидел что-то близкое, понятное ему и волнующее лично его. Я всегда делаю спектакли так, чтобы мне самому было интересно. А тут ещё приходилось думать о том, чтобы было интересно мне шестилетнему, но сейчас, сегодня.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.