— Тема медицины и здравоохранения — это всегда очень щепетильная и долгоиграющая тема. Каждый год что-то меняется и происходит. Что нового у нас в этой сфере появилось в этом году?

— Медицина — действительно многогранная сфера. И есть уровни оказания медицинской помощи, которые не должны стоять на месте, а обязательно повседневно развиваться. Есть уровни, которые должны выполнять территориальную программу «Государственная гарантия». Новинки в этой области были хорошо освещены в СМИ. Например, новые нейрохирургические операции. Мы стали 28 регионом в РФ, который проводит операции по трансплантологии почки. На сегодняшний день выполнено три операции. В планах до конца года, при условии подбора реципиента и донора, выполнить ещё одну операцию. Есть ещё небольшие, но также значимые достижения. Ломоносовскую премию присвоили проекту, который заключался в открытии двадцати антикоагулянтных кабинетов на территории региона. Также была проведена конференция, на которой этот проект признали успешным и решили транслировать на всю РФ. 

— Антон Александрович, какие перспективы развития медицины в регионе? В каких клиниках реализуются новые программы или новые направления? 

— Есть это и в планах и в реализации. Дело в том, что в здравоохранении за один день нельзя реализовать методику. Например, операция по трансплантологии длилась несколько минут, а на подготовку к ней было потрачено 3-4 года. Впервые разговор о том, что трансплантацию почки надо проводить в Архангельске, начал заводиться в 2007–2008 году. Мы рассматриваем развитие реабилитационной помощи — это входит в тренд требований федерального министерства. Также происходит расширение сосудистой программы, которая идёт далеко не первый год. В Коряжме мы собираемся открыть первичное сосудистое отделение, которое повысит уровень доступности оказания медицинской помощи. 

— Антон Александрович, у нас поступил звонок. Здравствуйте, мы слушаем вас.

Абонент: Добрый вечер. Я врач скорой помощи Петрова Вера Валерьевна. Хотела бы задать вопрос министру по поводу нападений на бригады скорой помощи. Приходится помощь оказывать при угрозе для нашей жизни. Что нам делать? Отбиваться или, может быть, будут предприняты какие-то меры? 

— Спасибо за вопрос. У нас была неделя, когда было совершено четыре  нападения на бригаду скорой помощи. Мы с коллегами достаточно широко этот вопрос обсуждали. На сегодняшний день в первом чтении Государственной думы прошёл проект закона об ужесточении ответственности за нападение на сотрудников медицинской помощи. Я убеждён, что этот вопрос нужно решать, но решать именно на законодательном и федеральном уровнях. 

— У нас ещё один звонок. Здравствуйте, мы вас слушаем. 

Абонент: Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Вы рассказываете о проведении новых операций у нас в больницах, а что касается оборудования, можете что-то сказать? 

— Мы как раз хотели поднять сегодня тему оборудования. В прошлом году свыше 150 миллионов было потрачено на закупку нового оборудования. 

— Немного поправлю. Порядка 150 миллионов — это средства нормированного страхового запаса системы обязательного медицинского страхования. Ранее за счет средств обязательного медицинского страхования можно было приобретать оборудование стоимостью от 1 до 100 тысяч рублей. То есть на сегодняшний день создан нормированный страховой запас — это средства, которые возвращаются в систему за счёт неоказанного объёма медицинской помощи, некачественно оказанной медицинской помощи. Это средства, направленные на совершенствование самой системы. Это большое подспорье. Порядка 155 миллионов за последние два года было потрачено. Для крупных лечебных учреждений было куплено несколько единиц рентгеновского оборудования, порядка шести аппаратов ультразвуковой диагностики, семь гастроскопов, а также стоматологические установки и шесть флюорографических установок. Всё это направлено на усовершенствование диагностического этапа оказания помощи. Причём учреждения, для которых приобреталось это оборудование, не обязательно находятся в Архангельске или Северодвинске.  

— До нас вновь дозвонились. Здравствуйте, вы в прямом эфире. 

Абонент: Добрый вечер. Меня зовут Исакова Ирина Владимировна. Можно ли у нас в городе пройти амбулаторно реабилитацию после инсульта? 

— Спасибо за вопрос. Он носит, конечно, частный характер, поэтому сложно на него ответить однозначно. Дело в том, что уровень оказания медицинской помощи зависит от той клинической формы, в которой был перенесён инсульт, и от того состояния, в котором сейчас находится пациент. Первые этапы реабилитации начинаются для таких пациентов с реабилитационной койки. Теоретически помощь может оказываться и в амбулаторных, и в стационарных условиях. 

— Антон Александрович, мы нашу беседу прервём материалом по теме закупки нового оборудования. Благодаря финансовым вложениям в Приморском районе появилось сразу два детских стоматологических кабинета. 

(Сюжет)

— Антон Александрович, как раз посмотрели сейчас материал. Стоматология — довольно специализированный вид медицинской помощи. Что становится основанием для открытия этих кабинетов? 

— Кабинеты, которые вы сейчас показали, результат длительной работы. Начинали мы с анализа ситуации по детской городской стоматологической поликлинике, где очередь составляла порядка 9 месяцев. Для молочных зубов ждать 9 месяцев лечения очень критично. Мы дали поручение областной стоматологической поликлинике, где сейчас открыто три кабинета, причём не только терапевтический, но и хирургический и ортодонтический. На сегодняшний день терапевтический кабинет работает на одно кресло. На следующий год будет добавлено ещё одно кресло, так что специалист уже готовится для работы на нём. Кроме того, была активизированная работа в самой поликлинике — удлинены приёмы, мобилизованы все возможные специалисты. Также был использован ресурс детских стоматологических кабинетов в школах. Таким образом нам удалось сократить очередь. Это вдохновило не только нас, но и врачей. Я думаю, мы продолжим эти мероприятия. В стоматологической областной поликлинике также будут продолжать открываться кабинеты. 

— Это стало возможным во многом благодаря программе «Земский доктор». Хотелось бы узнать, какова её судьба на будущий год? Какие результаты в этом году?

— Суть программы — привлечение готовых специалистов для работы в сельской местности за финансовое вознаграждение  в размере одного миллиона рублей. За всю историю этой программы 254 специалиста были приняты на работу. Эффективность программы на сегодняшний день составляет 83 процента. Это говорит о том, что не все доктора остались работать по этим условиям. 

— А какие причины? 

— Разные. Есть и те, кто призван в армию. Есть те, кто прекратили работать в сельской местности в связи с утратой здоровья. К сожалению, большая часть — это те специалисты, которые, получив средства, расторгли договор. Часть из них вернули. С семью коллегами мы находимся в судебных тяжбах. 

— Каких сегодня специалистов остро не хватает? 

— Всех специалистов не хватает. На сегодняшний день у нас вакантными считаются 805 ставок. Это без учета коэффициента совместительства. Наиболее востребованы врачи–анестезиологи, порядка 70 специалистов мы можем принять одномоментно в разные лечебные учреждения. Также участковые педиатры. Тоже порядка 70 специалистов необходимо, так же, как и участковых врачей–терапевтов. 

— Антон Александрович, у нас очередной звонок в прямой эфир. Здравствуйте, мы вас слушаем. 

Абонент: Здравствуйте. Меня зовут Татьяна Владиславовна Келейникова, жительница Майской Горки. У меня очень большая проблема: много заболеваний, сердечно-сосудистых, сахарный диабет. Мне делали операцию на ногах, но улучшений нет, и я не могу попасть в первую городскую больницу. Как мне получить направление туда?

— Вопрос доступности медучреждений стоит также достаточно остро, тем более в постоперационный период. Как здесь поступить человеку?

— У любого пациента есть лечебное учреждение, в котором он получает амбулаторную помощь, находится на диспансерном учёте и так далее. Абонент сообщила, что имеет большой перечень заболеваний, следовательно, может находиться на нескольких видах диспансерного учета, то есть основной динамический контроль должен осуществляться за ней в условиях поликлиники. В случае необходимости, по показаниям, она должна быть госпитализирована в плановом порядке для оказания того или иного вида помощи в лечебное учреждение. Это не только первая городская больница, но и седьмая, и четвертая, и шестая, поэтому вопрос конкретный, я готов на него более детально ответить, но нужна дополнительная информация.

— Мы обязательно запишем контактные данные всех дозвонившихся. Антон Александрович, как обстоят дела с перинатальным центром? Сроки сдачи снова сдвигаются, хотелось бы узнать причину и когда он будет открыт?

— Хороший вопрос. Однажды были перенесены сроки, действительно, перинатальный центр сдаётся с большим опозданием относительно первоначальных сроков его сдачи. Срок открытия перинатального центра — 30 декабря. Сейчас идёт этап косметических строительных работ. Завтра у нас очередное плановое совещание на территории перинатального центра: мы несколькими министерствами осуществляем контроль, каждый на своём направлении. Предстоит ещё большой объём работы — получение лицензий, санэпидемиологического заключения и так далее. 

— В связи с открытием перинатального центра жителей Архангельской области тревожит ещё один вопрос: будут ли работать и как будут работать родильные отделения на местах? Этот вопрос задала жительница Онеги, прислав его нам по видеосвязи.

Абонент: Большинство молодых мам недовольны спешкой в закрытии нашего родильного дома в связи с открытием перинатального центра. Хотелось бы, чтобы пока перинатальный центр только начинает работу, оставить наше отделение и они смогли поработать параллельно. 

— Хочу сказать, что спешки никакой не было, эта работа проводится достаточно давно. Перинатальный центр строится два с половиной года, и то изменение системы, о котором мы сейчас говорим, тоже прорабатывалось в течение всего этого периода. То есть у нас есть дата открытия перинатального центра и точка отсчёта, когда вся система должна быть изменена с единственной целью — это повышение уровня качества оказания медицинской помощи. Ведь перинатальный центр — это не какой-то элитный роддом. Это лечебное учреждение, которое будет оказывать наиболее высокотехнологичный этап оказания медицинской помощи. Там будет очень много отделений, в том числе хирургическое для хирургического лечения только что родившегося ребёнка. Там будет несколько лабораторных подразделений, непосредственно акушерские подразделения, поэтому это серьёзное лечебное учреждение для женщин с высоким и средним риском развития патологии беременности. Что касается оказания медицинской помощи в условиях существующих роддомов —  в большинстве центральных районных больниц те отделения, которые сегодня принимают, к сожалению, малое количество родов —  14-13 в месяц, иногда до 200 — это очень низкие цифры. Поэтому создать эффективные условия для оказания медицинской помощи можно там, где этих родов происходит много. Поэтому весь мир идёт по пути централизации оказания этого вида помощи, и мы далеко не первые — многие соседние регионы давно уже прошли этот этап. Мы находимся примерно в середине этапа реализации этой программы, за нами будет ещё несколько регионов. Поэтому все это проходят. Во многом эти решения непопулярны среди населения, но делается это для того, чтобы создать приемлемые условия для всех.

— Если говорить о высоких технологиях, насколько развиты у нас новые направления, такие как дистанционная диагностика, телемедицинское консультирование?

— Медицина очень зависима от технологий. Что касается дистанционных форм консультаций — у нас в регионе есть опыт по их применению, и Вельская центральная районная больница довольно давно использует технологию передачи ЭКГ и её расшифровки. Аналогичная ситуация у нас на станции скорой медицинской помощи в Архангельске, и сейчас мы запускаем пилотный проект, в котором дистанцируем эти возможности в очень удалённые населённые пункты. Мы в любом случае будем использовать эти технологии, и в перспективе их использование будет только расти.

— Хотелось бы поговорить ещё о престиже профессии, об идейности, любви к малой родине и сельской медицине.

— Я бы хотел отметить, чтобы те выпускники школ, которые идут в медицинский институт или в медицинское училище, не забывали, что у них есть малая родина, и по окончании обучения в своих учебных заведениях всё-таки возвращались в свой район и оказывали помощь своим гражданам и поднимали престиж и профессии, и района.

— Будем надеяться, что всё будет развиваться и дальше. Антон Александрович, спасибо вам большое за беседу. Министр здравоохранения Архангельской области Антон Карпунов сегодня был гостем «Открытого региона».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.