— Валерий Борисович, Вы начинали свою службу в системе МВД в милиции. Сейчас она называется полиция. Вы сами привыкли уже к новому названию? 

— Конечно, привык. Действительно, большую часть своей службы я отдал милиции, но, тем не менее, сейчас у нас полиция. Вопрос переименования ещё обсуждался в 1990 году на очень высоком уровне. Тогда решили, что общество не готово к перемене названия, потому что все исторически еще жили в эпоху милиции. В 2010 году, когда сменили название, я смотрел на реакцию граждан. В принципе, они так же стали относиться к полицейским, как и относились до этого к милиционерам. Поэтому, видимо, общество уже было готово к смене названия. Поскольку я ежедневно подписываю ряд документов своим специальным званием, то уже привык к этому. Сначала несколько раз приходилось переписывать, потому что всё еще чувствовал себя в милиции. 

— Все мы понимаем, что изменение названия — это всё же верхушка айсберга. Главной задачей реформы было повысить престиж и профессионализм органов внутренних дел. На мой взгляд, взгляд сотрудника СМИ, это удалось. А на ваш взгляд человека из системы, каковы результаты главные сейчас?

— Если говорить о повышении престижа, то тут можно отметить, что мы добились успеха. Мы в этом году рассмотрели более чем в полтора раза больше кандидатов на службу в органы внутренних дел. Это говорит о том, что престиж нашей профессии значительно вырос. Я бы ещё хотел сказать об одном аспекте, который напрямую затрагивает отношения полиции, органов внутренних дел как государственного органа и общества, это контроль. В настоящее время осуществляется серьёзный контроль за деятельностью полиции как со стороны государственных контролирующих органов, так и со стороны общества, его общественных институтов. Я думаю, что это самое главное, чего нужно было достичь. А сейчас мы дальше будем работать над профессиональным уровнем сотрудников полиции. 

— Можете нарисовать портрет нашего современника — сотрудника полиции? Какой он?

— Это молодой или среднего возраста человек, как правило, с высшим образованием. Поскольку служба в большинстве подразделений органов внутренних дел требует высшего образования. Человек, умеющий пользоваться компьютером. У нас сейчас не только вся работа органов внутренних дел строится на компьютерной технике, но и преступления зачастую связаны с высокими технологиями. Это физически здоровый человек, психологически и морально устойчивый. Требуется мотивировать себя служить в МВД не только тем, что у нас высокие зарплаты, но и понимать, что за эту зарплату у нас люди работают практически сутками. Приходится даже идти на конфликт с семьёй, потому что человека часто не бывает дома. 

— Вы говорили, что количество соискателей увеличилось. А  вообще есть ли вакансии в полиции города Архангельска? И что может стать стопроцентным препятствием для службы? Кроме судимости. 

— На сегодняшний день у нас 66 вакантных должностей — это менее 5 процентов. К концу года количество вакансий обычно сокращается. Сейчас на обработке находятся документы 153 кандидатов. Действительно, сейчас очень сложно стало поступать в органы внутренних дел, так как высокие требования по здоровью предъявляются. В ППС самые жёсткие требования к здоровью. И то мы сократили этот некомплект до 7 процентов. Также существует серьёзный психологический отбор. Порой он даже важнее наличия высшего образования. При принятии решения о назначении на какую-то должность, прежде всего, отталкиваемся от мнения психологов, так как нам потом приходится с этими людьми работать. На 99 процентов психологи оказываются правы. Естественно, придётся пройти полиграф. Если есть что-то противозаконное, но при этом нигде не зарегистрированное, это станет известно. Мы не сможем в таком случае принять на службу человека. Кроме судимости, огромным препятствием может стать привлечение к административной ответственности судом не менее двух раз в год и наличие гражданства другого государства. 

— Что значит административная ответственность? Нарушение правил дорожного движения тоже может помешать?

— Если рассматривает судья, то да. Порой сотрудники бывают привлечены к дисциплинарной ответственности за несоблюдение правил дорожного движения. 

— Скажите, а есть ли у вас цифры, которые подтверждали бы положительную динамику работы органов полиции? 

— За 10 месяцев количество преступлений, совершённых на улицах, сократилось более чем на 7 процентов. Со стороны лиц, ранее судимых, — почти на 25 процентов. Аналогично и в состоянии алкогольного опьянения. Ранее судимые — это лица, которые проживают среди нас. Они являются объектом учёта и профилактической работы ОВД. Улицы — это место, где мы проводим, наверное, большую часть жизни, да? То, что количество преступлений на улице сократилось, готовит о том, что на улице становится безопаснее. Если ранее судимые меньше совершают преступлений, то, значит, мы эффективно проводим свою профилактическую работу. Самое главное в нашей деятельности — это создать безопасную жизнь в городе. 

— А что касается тяжких и особо тяжких преступлений? 

— Количество тяжких преступлений сократилось. Возрастает число преступлений, связанных с мобильными мошенничествами, дистанционным хищением денежных средств. 

— То есть там не только мошенничества, а уже более серьезные преступления? 

— Да, когда пользуются доверчивостью граждан. 

— А сегодня на деле органы полиции используют те новейшие технологии, о которых мы смотрим, например, в таких сериалах, как «След»? Есть ли что-то приближённое или это только мечты? 

— Почему мечты? Они могли быть мечтами в 1980-х годах. Сейчас они уже воплощаются в жизнь. Конечно, мы используем различные информационные технологии. Чего стоит только система безопасного города! Нельзя говорить, что на месте преступления не осталось следов. Следы всегда остаются. Их нужно только хорошо искать и умело изымать. А у нас есть «машина времени» в лице системы безопасного города, где мы можем отмотать время на несколько дней назад и посмотреть обстановку в том или ином районе. Благодаря этому найти там свидетелей, водителей, у которых установлены видеорегистраторы, а далее прибегнуть к их помощи. Вот что сейчас важно. Но нельзя забывать, что главная задача полиции — это работать с людьми. 

— А люди отзываются, сотрудничают, готовы помогать в качестве очевидцев или свидетелей? 

— Люди же понимают, что тоже могут когда-нибудь оказаться в такой же ситуации. Если они сейчас кому-то не помогут, им тоже могут не помочь. В большинстве случаев с нами охотно сотрудничают. 

— Валерий Борисович, а как у вас строится работа с ветеранами, если она строится? 

— Конечно, строится. У нас есть ветеранские организации, созданные в каждом отделе полиции. И даже есть ветеранские организации в службах уголовного розыска, в патрульно-постовой службе, в конвойной роте. У нас есть специальный совет ветеранов. Мы периодически собираемся и обсуждаем важные проблемы. 

— То есть это не просто праздники? А на самом деле они участвуют,  как наставники, в каком-то процессе? 

— Конечно. Их опыт даже в век высоких технологий всё равно бесценен. Они в первую очередь работали с людьми. Именно этому и могут научить молодых сотрудников. Можно стать ветераном после 20 лет службы. Ты еще достаточно молодой, активный человек. У нас наиболее активно работают ветераны, которые прошли службу в уголовном розыске и были руководителями тех или иных подразделений. Видимо, сохранилась активная жизненная позиция по отношению к работе, к службе. Нам это помогает. 

— Буквально на днях ваш профессиональный праздник. Я предлагаю вам сейчас поздравить своих коллег и ветеранов. 

— Большое спасибо. Я, конечно же, этой возможностью воспользуюсь. 10 ноября — это не только день сотрудника органов внутренних дел, это и день милиции. Многие сотрудники, кто сейчас уже являются ветеранами или занимают должности руководителей, начинали свою службу в милиции. 10 ноября всегда было всенародным праздником. Отмечали всей страной. Я желаю крепкого здоровья нашим ветеранам в первую очередь. Потому что это они заложили основы наших традиций. Они их поддерживали, развивали и нам передали. Я поздравляю всех сотрудников органов внутренних дел независимо от их принадлежности к полиции, внутренней службе или юстиции. Мы все делаем одно дело. Я поздравляю близких и родных сотрудников и ветеранов ОВД, потому что надёжный тыл — это залог успешной работы. А у нас надёжный тыл — это семья — жена, мать, отец, дети, братья. С праздником. Всем успехов, крепкого здоровья, а также веселья в праздничный день.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.