ТВ
Уполномоченная по правам человека в Архангельской области Любовь Анисимова рассказывает о проблемах области и их решении

Уполномоченная по правам человека в Архангельской области Любовь Анисимова рассказывает о проблемах области и их решении

01.11.2017 20:31Алексей ШЕМЯКИН
Интервью Алексея Шемякина.

Алексей Шемякин (далее корр.): Здравствуйте,  эфир Архангельского телевидения продолжает программа “13-й этаж”. С вами Алексей Шемякин. Сегодня у нас у студии уполномоченная по правам человека в Архангельской области Любовь Анисимова. Любовь Викторовна, здравствуйте. 

Любовь Анисимова (далее Л.А.): Добрый вечер. 

Корр.: Любовь Викторовна, давайте начнём со своего рода рейтинга. Три главные сферы, где чаще всего жители жалуются?  

Л.А.: Так как они жалуются, мне не хотелось бы это называть рейтингами, Алексей. Но если по существу, то, конечно, места распределяются определённым образом. Традиционно много лет уже на первом месте по количеству обращений - это вопросы, которые касаются жилищных прав. Второе место – это права тех, кто содержатся в местах принудительного содержания. Третье место – это вопросы оказания медицинской помощи. 

Корр.: Тройка, в принципе, из года в год одна и та же?

Л.А.: Да, последние годы так и есть. Более того, мы здесь мало чем отличаемся от того, что происходит в среднем по России. Если посмотреть структуру уполномоченного по правам человека в РФ, то она такая же приблизительно. 

Корр.: Можно ли этот «рейтинг» назвать своеобразным срезом уровня жизни населения? 

Л.А.: Наверное, да. Я выступаю ежегодно перед депутатами и говорю, что мы считаем, что в определённой мере это отражает ситуацию в обществе, социальное настроение и ощущения людей. Уровень жизни, может быть, нет, это более комплексное понятие. Мы больше о проблемах говорим. 

Корр.: А можете вы каким-то образом влиять на этот «рейтинг» или действуете только в рамках своей компетенции? 

Л.А.: Мы стараемся на всё влиять, конечно. Наша компетенция особого статуса, но, тем не менее, мы не имеем властных полномочий. Мы стараемся взаимодействовать с уполномоченными органами, в основном, исполнительной власти для того, чтобы разрешались соответствующие проблемы. При этом решаются проблемы не только каждого конкретного человека, но также мы обязаны выявлять системные вопросы. Мы очень активно используем возможности совершенствования законодательства, причём мы понимаем, что многие сферы регламентируются на федеральном уровне. Конечно, мы не являемся субъектами законодательной инициативы, но нас не ограничивают в обращении к тем, кто может выступать в роли инициатора изменений в законодательстве. 

Корр.: Любовь Викторовна, тема, которая находится на поверхности. Буквально каждую неделю информагентства пестрят тем, что очередные авиарейсы сорваны, отменены или пассажиры не прилетели, не улетели обратно в Архангельск. Причём это касается очень популярных направлений. К примеру, Москва – Санкт-Петербург. Действительно очень много обращений? И если пассажир пострадал, каков механизм его действий? 

Л.А.: К нам обращаются в разных ситуациях. Я тоже летаю. Прямо скажем, узнают и подходят. Более того, мы обязаны реагировать не только по отдельным обращениям, но и по целым ситуациям. Ситуация ухудшилась в прошлом году. К сожалению, два наших авиаперевозчика, “Нордавиа” и “Аэрофлот”, позволяют себе очень серьезные нарушения при реализации своих обязательств перед пассажирами. В прошлом году у “Нордавиа” только отмен рейсов было 90, а у “Аэрофлота” – более 120. Я уже не называю задержки более часа. И это только из аэропорта Архангельска. Это очень много. Все эти задержки или отмены чаще всего происходят по двум этим основным направлениям – до Москвы и до Санкт-Петербурга, которые для северян являются важнейшими. Во многие места мы теперь можем добраться только воздушным транспортом.  В этом году ситуация почти не улучшается. Мы свой мониторинг проводили. У “Нордавиа” по сентябрю – отмен около 70, а у “Аэрофлота” – 50 отмен. 

Корр.: Это больше рейсов в день получилось? 

Л.А.: Такие вещи выпадают в значительной степени на летний период. Происходит это уже достаточно системно. Очень неприятная ситуация, я считаю, с “Аэрофлотом”. Потому что все мы радовались, когда такой надёжный авиаперевозчик заходил к нам в регион. 

Корр.: Может быть, они думают, что это тупиковый город? Поэтому как полетели, так и полетели. 

Л.А.: Не знаю. Мы инициировали совещание в правительстве области, я, конечно же, выступила, говоря: «Очень хорошо, что вас признали лучшим перевозчиком Восточной Европы. Может быть, мы не в европейской части расположены?». Но это всё слова. Есть определённый механизм - можно жаловаться в соответствующие органы либо в судебном порядке решить вопрос. Но надо понимать, что это уровень федеральных полномочий, и это, конечно, затрудняет наши действия. Но мы активно взаимодействуем с транспортной прокуратурой, с соответствующими надзорными ведомствами. Они нам, в свою очередь, присылали информацию о том, что принимают меры, назначают штрафы. Люди решают свои вопросы в судебном порядке. Но, как видите, ситуация второй год практически не меняется. И когда мы её проанализировали, пообщались с авиаперевозчиками, в том числе и на проведённом в правительстве совещании, мы поняли, что эти 100 тысяч и остальные штрафные санкции, которые они платят, их нисколько не останавливают и не стимулируют к выполнению обязательств, которые они на себя берут. 

Корр.: То есть им легче выплатить?

Л.А.: Да, им легче выплатить. В крайнем случае, экономически выгоднее. Мы ещё в прошлом году обратились к уполномоченному по правам человека в РФ, сейчас мы пошли дальше – обратились в министерство транспорта, как и обещали. Я полагаю, что мы были не единственными. Мы обращались не просто с жалобами, а нашли соответствующие нормы и обоснования и выступили с двумя позициями, одна из которых – существенное увеличение штрафных санкций. Относительно недавно появилась информация, что минтранс принял решение о том, что это будет сделано. Сейчас идёт экспертное обсуждение градации, как, за что и так далее. Многие авиаперевозчики сами признали это необходимым, сказав, что только исключительные ситуации, связанные с погодными условиями, могут освобождать их от таких штрафов. Мы надеемся, что будет установлен такой размер штрафа, который всё же будет влиять на эту ситуацию. 

Корр.: Любовь Викторовна, люди наверняка приходят к вам с какой-то острой проблемой, может быть, с какой-то глубокой, которая требует основательной правовой проработки. Насколько у нас люди неграмотны в правовой сфере? 

Л.А.: Очень разные уровни правовой грамотности встречаются у нашего населения. Я считаю, что это нормально в условиях постоянно меняющегося законодательства, причем часто меняющегося и, по-моему, технически сложного. Говорят, что человек должен знать какие-то элементарные вещи, которые лежат на поверхности. Конечно, мы объясняем. Но для кого они лежат на поверхности? Для юристов. Поэтому мы часто с этим сталкиваемся, но это наша работа. 

Корр.: А правовые марафоны, которые вы проводите, пользуются у людей спросом? 

Л.А.: Конечно. Любая возможность используется. Мы проводили только один такой марафон для пожилых людей. Он был проведён по инициативе уполномоченного по правам РФ. Поэтому такая акция прошла по всей стране. А конкретно мы проводим дни правовой помощи. В прошлом году их было 12, а в этом уже почти 11. Мы выезжаем в более удалённые районы, откуда людям трудно добраться в центр. Мы ориентируемся в основном на социально уязвимых, скажем так, в определённой ситуации или в определённое время людей. Это могут быть мамы с детьми, пенсионеры, ветераны, инвалиды. Им, конечно, удобнее, когда мы приезжаем поближе. 

Корр.: Ещё какие-то новые формы будете нарабатывать или предлагать? 

Л.А.: Мы и так предлагаем много разных форм. В этом году мы ввели норму об общественных помощниках. Любая наша новая форма увеличивает количество обращений. В прошлом году - 12 с половиной тысяч. В этом году уже около 11. Это много. Я считаю, что обращения в адрес уполномоченного должны быть исключительными. 

Корр.: Существует ли у вас какая-то обратная связь? То есть человек обращается с проблемой, вы помогли, насколько это было возможно, потом человек уходит. Через какое-то время звонит вам и говорит: «Огромное спасибо!»

Л.А.: Конечно, в наш адрес звучат слова благодарности. Но совсем нечасто. Хотелось бы, особенно если на решение проблемы было потрачено много сил. Но это всё объяснимо. Люди к нам приходят, которые уже довольно долгое время пытаются решить свою проблему, и они настолько измотаны этой ситуацией, хождением в различные органы, что когда вопрос решается, то они считают, что так и должно было быть. На самом деле так и есть. Единственное, это должно было разрешиться гораздо быстрее. 

Корр.: Я хочу поблагодарить вас за то, что вы нашли время и пришли к нам в гости. Сегодня в программе “13-й этаж” была уполномоченная по правам человека в Архангельской области Любовь Анисимова. Спасибо и вам, что были с нами. До встречи. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.