Общество
«МИГрация» в Архангельске: пальма-захватчица, или как перелететь границу
1/14

«МИГрация» в Архангельске: пальма-захватчица, или как перелететь границу

05.10.2017 16:49Мария АТРОЩЕНКО
Международная выставка «МИГрация» — это продукт не просто современного (как созданного нашими современниками), но и актуального искусства, поднимающего востребованные обществом вопросы.

Экспозиция открылась 4 октября в Выставочном зале Союза художников. На открытие собралось множество гостей, хотя по-преимуществу — представителей молодого поколения архангельской околокультурной «тусовки». Правда, далеко не все гости пришли подготовленными. 

— Девушка, и что, это всё? — спросили почему-то меня две женщины, растерянно обводя глазами зал, кажущийся пустым.

Их, впрочем, можно было понять: так как в экспозиции широко представлен видео-арт, главным образом она состоит из телевизоров и свисающих с потолка наушников. 

— А тут что, авария какая-то произошла? — осведомлялись посетительницы, глядя на самый приметный экспонат — инсталляцию Nature Morte с тряпичными куклами в человеческий рост.

Между тем, на выставке представлены видео-арты, объекты и инсталляции пяти художников из Швеции, Финляндии и Норвегии, а также художественного и исследовательского объединения Nogr из России, осмысляющих явление миграции. В Архангельске этот проект состоялся в рамках международной резиденции, открытой при поддержке регионального Союза художников ещё в 2013 году.

Интересно, что куратор проекта — Корнелиус Штифенхофер — тоже мигрант: вот уже несколько лет он занимается в Архангельске культурными инициативами, переехав из родной Германии. Да и сама выставка, по словам куратора, — тоже «миграционная» — передвижная. Она уже успела побывать в Норвегии и Финляндии.

— На неё влияет сам процесс передвижения, — добавил Штифенхофер.

Директор выставочного зала Юлия Медведева добавила, что в каждой стране экспозиция имела разные названия, и даже экспонаты на ней были представлены разные.

— Для каждой страны подбираются свои экспонаты, и художник в каждом новом выставочном пространстве заново переживает свои мысли о процессе миграции, — пояснила Медведева.

Где твои крылья?

На выставке, действительно, наблюдался большой перевес в сторону видео-искусства. Сотрудники выставочного зала так организовали экспозиционное пространство, что зрителям нужно было переходить из закутка в закуток — в этакие мини-кинотеатры на пару минут. Надевая наушники, посетители отгораживались от происходящего — оживлённого общения, хлопков пробок от шампанского  — и погружались в маленькую историю. Начало и конец в них прослеживались лишь отчасти, так что можно было подумать, что все смотрят фрагменты одного большого фильма.

Герой видеоработы Кнютте Вестера — маленький беженец, живущий в Швеции без документов. Большую часть своего экранного времени он куда-то идёт, попутно размышляя, куда идти можно, а куда — нельзя. Где начинается «нельзя», то есть пресловутая граница, его волнует больше всего. По сути, только о ней он и говорит. В конце он несёт туда, где проходит граница, крылья: чтобы перелететь черту? 

— Крылья очень тяжёлые, Кнютте, — говорит он автору. — Надо было сделать короче.

Семейная миграция

Через историю семьи — своей собственной и сотен других шведских семей — феномен миграции исследовала Анжелика Руфье-Холмквист (Швеция, Франция). В книге «Семейная история», которую она создала, по размеру рассортированы фотографии семьи, сделанные за сто лет.

Её же короткометражка «Земля белых ночей» — это своего рода road movie, снятое из окна движущейся машины. За его основу взята плёнка, снятая в 1964 году братьями бабушки художницы, которые эмигрировали в США в начале ХХ века. В нём они пытались объяснить, что такое «американский образ жизни»:

«Американские девушки бывают разных возрастов и габаритов. От пинт до мамонтов», — говорили рассказчики.

…и растительная

Норвежская художница Кристин Торнес исследовала миграцию в ракурсе ботаники: придумала и мифологизировала историю ассимиляции захватнической «Тромсё пальмы», долгий путь которой на арктические просторы Северной Норвегии начался в Персии. 

Несмотря на то, что изначально она представляет пальму как нечто безжалостное и токсичное, постепенно она описывает, как растение вкрадывается не только на норвежскую землю, но и в сердца людей: её начинают вышивать на национальных костюмах, вручают на кинофестивале в Тромсё, как пальмовую ветвь в Каннах. В конце художница делает парадоксальное заключение:

«Тромсё пальма станет спасителем Норвегии».

Рыбы-мигранты

Финский художник Анти Тенец, интересующийся экологией и проблемами биоразнообразия, посвятил своё психоделическое видео-арт-исследование миграции рыб по рекам, которые, протекая по Финляндии, впадают в Балтийское и Белое море. 

Зрители, посмотревшие его работу, выглядели особенно загадочно. Наверное, дело в звуке: накладывая низкочастотные волны на северное сияние, художник имитировал звуковой ландшафт рек. Кроме того, на экране транслировались данные эхолота — телеметрические показатели передвижения рыб.

Как тряпичную куклу

Инсталляция Пилар де Бургос, состоящая из десятков тряпичных тел, сваленных в деревянные короба, занимала особое место в экспозиции: не только пространственно, но и в идейном плане, так как художница, рождённая в Мексике и живущая в Швеции, не понаслышке знает о том, что такое — переехать и стараться прижиться.

— В какой-то момент я почувствовала, что начала просто терять собственную идентичность — настолько я пыталась вписаться в среду, — рассказала художница. — И я поняла, что мне нужно остановиться и вернуться к своей идентичности. Но вообще это лишь иллюзия, что мы так сильно отличаемся друг от друга. По отношению к мигрантам шведы заняли такую позицию: «О`кей, приезжайте к нам, но соблюдайте наши правила, раз вы живёте в нашей стране». Но, по-моему, это неправильно. Они должны воспользоваться знаниями, с которыми приезжают мигранты. Например, в Швецию иммигрирует очень много действительно квалифицированных врачей, и если бы им разрешили работать, от этого лучше было бы всем. 

В своей инсталляции с говорящим названием Nature Morte художница изобразила, на какой риск порой приходится идти людям, чтобы перебраться в чужую страну. Неслучайно она изобразила мигрантов как тряпичных кукол. В сравнительном обороте «как тряпичную куклу» зачастую заложен негатив: так перевозят того, кто ничего не значит — кого можно мять, ронять.

— С этими людьми обращаются, как с неодушевлёнными предметами, — отметила Пилар де Бургос. — Они могут быть хрупкими, но всем это безразлично: даже если им не хватит кислорода во время транспортировки. Но они — не предметы, которые можно перевозить, они живые люди.

Выставка «МИГрация» будет открыта до 14 октября.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.