ТВ
«13 этаж»: Андрей Харьговский — о Соловецкой регате

«13 этаж»: Андрей Харьговский — о Соловецкой регате

14.08.2017 15:14Беседовала Светлана ДЕЙНЕКО
Гость телеканала «Регион 29» — главный судья Соловецкой регаты, председатель областной федерации парусного спорта Андрей Харьговский.

— 43-я регата завершилась, и я знаю, что главное впечатление у участников ―  повезло с погодой. Но, опять же известно, что было всё: и попутный ветер, и штиль, и грозы, и дожди, и даже штормы. Вы, как профессионал, подскажите, что всё-таки предпочтительнее для яхтсмена?

— Для всех яхтсменов и участников регаты это, конечно же, хороший средний ветер, солнышко ― это идеальные условия для регаты. Но такого практически никогда не бывает, и экипажи должны быть готовы к любым погодным условиям ― и к штилю, и к шторму, и к изнурительной зыби.

— Участники отметили, что самым тяжёлым было бороться со штилем.

— Да, конечно, штиль ― это самое утомительное в гонке. Морская зыбь, яхту качает, паруса не работают. Этот штиль может длиться до десяти часов. Одна из яхт так стояла примерно 12 часов, они оказались полностью без ветра, иногда даже двигались назад вместе с течением.

— Как же при полном спокойствии заставить яхту идти? Ведь пользоваться веслами или двигателем нельзя?

— Да, правилами запрещено использовать двигатель и весла. Основной двигатель ― это парус и ветер. Прежде всего, должен быть готов экипаж, штурман, капитан. Перед гонкой необходимо просматривать прогнозы погоды, узнавать, где будет ветер, как он изменится, как работает течение, чтоб избежать штиля. Это целая наука.

— Для меня — человека, далёкого от хождения по морям, самое страшное всё-таки шторм. На обратном пути в Архангельск штормило до шести баллов. Как с этой ситуацией справлялись спортсмены?

— На самом деле, это только кажется страшным. Самое безопасное передвижение во время шторма ― на парусной яхте. При установке небольшого паруса, который прижимает яхту к волне, идти проще, чем на моторных судах и других пароходах.

— Разве её не может перевернуть?

— Нет, это килевые яхты, у них внизу есть противовес, который поддерживает судно в нормальном положении.

Борьба со стихией и морской болезнью

— Многие участники признались, что в момент шторма они находились без сознания, если можно так сказать.

— Это действительно тяжело, потому что был длинный переход. Практически с Соловецких островов и до Архангельска. Яхты стартовали в полный штиль, затем погода резко поменялась, и морская болезнь уложила многих. Особенно было тяжело экипажам, состоящим из трёх ― пяти человек, у них не получалось меняться. Некоторые из таких экипажей от старта до финиша в течение двух суток не сходили с руля, ведь каждую волну нужно обработать. Необработанная волна приводит к тому, что яхту вскидывает к берегу, что влечёт за собой опасности. Все экипажи должны быть профессионально подготовлены.

— Морская болезнь присуща всем. Как же справляться с ней и при этом работать?  

— Да, к сожалению, морская болезнь присутствует. Плотный завтрак, таблетки. Конечно, не всем удалось это преодолеть. Такая борьба со стихией.

— Соревнования и шторм ― это явная опасность. Обеспечивается ли Соловецкая регата безопасностью со стороны сил МЧС? Кто-то вас сопровождает?

— Да, безусловно. Безопасность участников на первом месте. Мы всегда были на связи с МЧС, и по первому же сигналу они могли отправить спасательный катер.

— Была ли такая необходимость?

— Нет.

— А что же случилось с яхтой «Шанс»? Ведь было небольшое крушение, сломалась мачта, им помощь не понадобилась?

— Действительно, была сломана мачта, но экипаж не растерялся. Они её отстегнули, уложили на корпус и ушли в первый же порт на дизельном двигателе. Помощь не понадобилась, но экипаж выполнил все инструкции, доложил по рации соседним яхтам о поломке, все записали координаты. После чего они зашли в порт, переждали шторм и благополучно вернулись домой.

Даже доктор заскучал

— Андрей, Вы всё знаете о Соловецкой регате, скажите, за 43 года были трагические случаи в истории этих соревнований?

— Совсем трагических не было. Обычные поломки, какие-то повреждения яхт, никто не погибал, только небольшие травмы. Нас всегда сопровождает доктор.

— В этом сезоне кто-нибудь обращался с травмой?

— Нет. Доктор даже заскучал, на каждой стоянке спрашивал, все ли у всех хорошо.

— А как вы организуете справедливое судейство? Разве можно одинаково оценивать такие разные судна?  Размеры и тоннаж яхт сильно отличаются — от полутора до 30 тонн и от 8,5 метров в длину до нескольких десятков. Как их сопоставлять между собой? Ведь помимо этапных победителей еще и абсолютный лидер определяется!

— Да, это тоже непростая система подсчёта очков. У каждой яхты есть свой гоночный балл, который зафиксирован в мерительном свидетельстве. Чем меньше яхта, чем тише она идёт, тем ниже её гоночный балл. Время, потраченное на прохождение дистанции грубо умножается на этот гоночный балл. Таким образом яхты тише и меньшего размера уравниваются с яхтами большего за счёт исправленного времени.

— То есть существует какая-то среднеарифметическая, которая вносит справедливость.

— Конечно, иначе было бы неинтересно.

— Мы знаем о планах организаторов регаты расширить круг участников. Каким образом? Кто-то ещё стал проявлять интерес к нашим соревнованиям? 

— Это правда, нами очень интересуются яхтсмены из Санкт-Петербурга, Москвы. В этом году одна яхта из Москвы в таком походном варианте прошла с нами один этап на Соловках. В планах у нас ввести регату во всероссийский календарь и, конечно, приглашать больше участников.

Испытания для яхты и экипажа

— Расскажите о действующих участниках. У каждой яхты есть своя история, это очень интересно. Одни, я знаю, делали в свое время на Севмаше, та же «Эскапада» — дело рук умельцев-частников.

— Яхты очень разнообразны. Есть заводской постройки, есть даже такие, которые участвовали в первой Соловецкой регате, они до сих пор на ходу. Например, яхта «Борей», капитан которой сам участвовал в первой регате и продолжает это делать с большим удовольствием, показывая весьма неплохие результаты. Есть яхта, построенная своими руками ― яхта «Эскапада» — самая быстрая в нашей области. Ребята из Северодвинска построили её, можно сказать, на коленях в гараже своими руками, но, глядя на неё, никто не может поверить, что она самодельная, а не заводской постройки.

— А как в таких случаях происходит испытание яхты?

— У каждой яхты есть акт о свидетельствовании, то есть обозначается, где она зарегистрирована. Яхта «Эскапада» зарегистрирована в морском регистре. Там есть специально обученные люди, которые проверяют, из чего сделано судно, какие материалы использовались, чтобы лодка не утонула и не развалилась.

— Очень интересна практика привлечения юнг из центра «Норд». Как молодые ребята проходят это испытание? Такое путешествие — это скорее поощрение или наказание для них?

— Это, конечно, поощрение. Поучаствовать в такой регате и попробовать свои силы в открытом Белом море — очень значимое событие. Из года в год мы всё больше привлекаем молодых яхтсменов для того, чтобы они могли привыкнуть к морю и уже в дальнейшем участвовать не только на маленьких швертботах, но и на крейсерских яхтах. Для них это следующая ступень, переход во взрослую жизнь.

— Говорят, существует церемония вступления в братство?

— Все верно. Это посвящение в юнги. Мы устраивали мероприятие на Кондострове, проводили для них конкурсы. Это не обязательно дети. Участвовали экипажи, которые впервые пошли на Соловецкую регату. Были весёлые соревнования, они попили морской водички, и им вручили сертификаты о том, что они вступили в морское братсво Соловецкой регаты.

— И завершая разговор, не могу не спросить — а за чей счет банкет? Есть сегодня у участников регаты спонсоры, помощники, партнёры во власти и бизнесе? В начале 2000-х, по-моему, Соловецкую регату активно поддерживали и существовал приличный призовой фонд. 

— После 2000-х годов был очень резкий спад регаты, пропал интерес участников, мы стараемся с каждым годом это возобновить. Я третий паз провожу регату, и мы пытаемся привлекать больше спонсоров, чтобы было интересней гоняться, то есть не за просто так, а за хорошие призы. В этом году было достаточно партнёров, один из спонсоров даже прошёл всю регату как участник. Мы двигаемся в этом направлении. А так это, конечно, областной бюджет, за что им спасибо.

— Андрей, я могу пожелать Вам, чтобы вы и дальше развивались. 43 года — это большая история, и это здорово. Успехов и попутного ветра. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.