Общество
«Амфитрион» драмтеатра: быть любовниками, оставаясь супругами
1/31

«Амфитрион» драмтеатра: быть любовниками, оставаясь супругами

15.06.2017 17:19Мария АТРОЩЕНКО
Архангельский театр драмы закрыл 84-й сезон феерической раскованной комедией о любовном треугольнике.

Сюжет постановки построен на анекдотичной коллизии «Возвращается как-то муж из командировки» родом из античной мифологии. Полководец Амфитрион (Дмитрий Беляков) возвращается в Фивы, очень уж похожие на Архангельск, и обнаруживает, что его супруга Алкмена (Нина Няникова) изменила ему. Но с кем! С самим Юпитером (Павел Каныгин), принявшим его облик. 

И как её винить, когда она нашла в громовержце всё то, за что когда-то полюбила теперь ставшего холодным Амфитриона? Недаром между Юпитером, который входит в роль Амфитриона, и его наперсником Меркурием (Иван Братушев) происходит такой диалог.

— Три фразы для Алкмены знает он?

— Три ровно фразы.

— Ну и роль.

Словом, в пьесе Петера Хакса, а затем и в постановке главного режиссёра театра «Колесо» имени Дроздова в Тольятти Владимира Хрущёва древнегреческий миф о зачатии Геракла превращается в историю о кризисе трёх лет брака, когда супругу охладевают друг к другу.

Время молодых

Этот спектакль, адресованный, по словам постановщика, молодым парам, которые совсем перестали ценить и беречь любовь, словно создан для молодых же актёров. В нём талантливая молодёжь архангельского драмтеатра позволила себе многое. 

Нина Няникова, которая стала открытием этого сезона, сыграв трагическую Катерину в «Грозе» (хотя у неё и до этого были заметные роли — польки Гели в «Варшавской мелодии», например), в «Амфитрионе» раскрылась по-новому — как смелая, опытная комедийная артистка. А Павел Каныгин, который этой зимой дебютировал в драмтеатре в роли слуги просцениума в спектакле «Две дамочки в сторону Севера», в «Амфитрионе» вырос до исполнителя главной мужской роли, хотя «выезжает» он в основном на энергии и мужественности. Самая же сильная его сцена — момент сбрасывания личины Амфитриона и признание Алкмене в конце первого акта. Накала ей придают завораживающие спецэффекты под аккомпанемент песни «Ohne dich» группы «Rammstein».

А роль главного комического персонажа — старикана-философа Созия — взял на себя и отыграл по полной Михаил Кузьмин. Узнать его в гриме практически невозможно: а уж то, что Кузьмин способен умело изменять свой голос, известно ещё из «Золотого ключика», в котором он исполнил роль Буратино.

Глаз также радует пластика актёров. И хотя в спектакле нет хореографических номеров в полном смысле этого слова, взаимодействие артистов между собой, особенно Алкмены и Юпитера, нередко бывает похоже на танец. Не говоря уж о том, что роли у исполнителей довольно-таки тактильные: актёры часто прикасаются друг к другу, и их можно понять — ведь спектакль про любовь и страсть.

Под куполом

Львиную долю успеха у зрителей «Амфитриону» наверняка принесёт поразительного размаха сценография. Её главный элемент — громадный непрозрачный купол диаметром в несколько метров, покрывающий добрую половину сцены. За ним — экран во всю ширь и ещё по два по бокам. Так что не исключено, что в первые мгновения, когда весь этот объём информации низвергнется на зрительный зал, публика растеряется. Чтобы потом — восхититься инженерной мыслью сценографа Анатолия Шикули.

Под куполом скрывается ещё один важнейший элемент оформления сцены — стеклянный куб, своего рода аквариум, в котором располагается спальня Алкмены. Сам Шикуля на встрече с журналистами назвал его «камерой верности». Эта камера работает в связке с куполом. Когда в жизнь Алкмены врывается Юпитер, стенки этого небосвода, сдавливающие героиню, приподнимаются: любовь бога открывает Алкмене весь мир и делает её свободной. И эта обновлённая Алкмена потом всё же находит обратную дорогу к своему подлинному возлюбленному — своему мужу. Символично, что в финале спектакля Амфитрион и Алкмена вместе заходят в аквариум: она рвёт подушку и осыпает всё перьями, а он достаёт свой игрушечный кораблик. Так они, наконец, объединяют свои стихии — порядок и хаос, мужское и женское начала.

Владимир Хрущёв.Владимир Хрущёв.

«Работа с актёрами — счастье»

После спектакля постановщик Владимир Хрущёв объяснил журналистам, почему спектакль вышел именно таким.

— Ну, нельзя было в такой достаточно импрессионистской немецкой пьесе надеть хитоны, поставить колонны и бегать в тогах, — сказал режиссёр. — Пьеса написана в стихах, но мы пытались перевести её на бытовой язык, чтобы было понятно, о чём они говорят. Это очень полезная история с точки зрения пластики, выразительности актёров, особенно молодых. Мне кажется, для молодых актёров это очень хороший трамплин, когда они могут проявить себя своей энергией, своим озорством.

Хрущёв также поделился радостью, которую ему принесла работа с архангельскими артистами.

— Я очень рад, что познакомился с таким замечательным театром, я об этом всем говорю, — заявил он. — За многие годы я впервые здесь чувствовал себя, как дома. Работа с актёрами — счастье. Ведь многое, что там на сцене есть сложного, придумали они сами. Они на любое озорство откликались моментально. Там же много озорства актёрского, такого, где можно подурачиться. И мы друг друга понимали с полуслова. Удивительный театр. Я уж не говорю о том, какие сложные декорации сделали. Заметьте, что за этим кубом и этой сферой стоит громадный месячный труд всего постановочного коллектива: чтобы нигде не было морщин, чтобы всё поднималось, чтобы куб держал нагрузку… Фантастично! Я счастлив.

Анатолий Шикуля.Анатолий Шикуля.

Аполлон против Диониса

Подобрать ключик к глубинному содержанию постановки помог автор сценографии и костюмов Анатолий Шикуля. По его словам, определение жанра спектакля у постановочной группы заняло два месяца. 

— Поначалу я предлагал совершенно другое решение: это был космос — мэппинг 6D, — рассказал сценограф. — Я сделал много эскизов, послал их Владимиру, а потом он мне ответил, что это совсем не то, о чём писал Хакс. И мы определили жанр словосочетанием — «грань между комедией и бурлеском». Задача была очень сложная, потому что нельзя было выйти в чистый бурлеск — эротическое варьете — и чистую трагикомедию. Эта грань позволила и мне подобрать стилистические инструменты.

Так как пьеса основана на античном сюжете, Анатолий Шикуля оттолкнулся от классического драматургического конфликта между аполлоническим и дионисийским началами.

— Аполлоническое — это золотое сечение, это сфера, — пояснил художник. — И это мавзолей, куда упрятал Амфитрион свою Алкмену. И третий инструмент игры — это трап. Он служит связкой между двумя основополагающими явлениями. А дионисийство — это видео-арт и оркестр, который сопровождает Юпитера. И этот мощный конфликт позволил мне создать этот пластический образ.

В следующий раз архангельские зрители встретятся с «Амфитрионом» уже в новом, 85-м, театральном сезоне.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.