Общество
Чем двор хуже музея? В Архангельске обсудили, как выманить искусство на улицу

Чем двор хуже музея? В Архангельске обсудили, как выманить искусство на улицу

12.06.2016 14:37Мария АТРОЩЕНКО
В областной библиотеке имени Добролюбова состоялся эмоциональный разговор о роли художника в городском пространстве.

Прошел он в рамках русско-норвежского выставочного проекта «Прекрасное далёко».  

Напомним, совместное детище архангельского искусствоведа Екатерины Шаровой и норвежской художницы по текстилю Маргрете Колстад Брекке посвящено творчеству северного графика и монументалиста Ивана Архипова. Архипов при жизни сделал немало, чтобы добавить в общественное пространство Архангельска толику прекрасного. Например, принимал участие в планировке города и в разработке памятного знака «400 лет Архангельску». 

Примечательно, что дискуссия проходила в декорациях выставки — в этаком полушатре из текстильных творений Маргрете по мотивам рисунков северного художника. 

Отметим, что темой паблик-арта Катерина Шарова занимается профессионально, даже занятия ведёт для студентов-культурологов САФУ.

Как это часто бывает на дискуссиях на животрепещущие темы, началось всё с оглашения списка проблем.

Как страшно жить! Надо творить…

Например, Ульяна Тюпышева из творческой мастерской «Множество», она же — автор  искусствоведческой работы «Паблик арт в пространстве города» сказала, что вся проблема общественного пространства Архангельска в том, что наши люди его боятся, не чувствуют себя в нём уютно:

— Улицы, парки, дворы, детские площадки, они у нас сейчас небезопасны для людей. Человек очень боится выйти в парк, он не видит гарантий, что с ним там ничего не случится. Ему гораздо спокойнее пойти в кафе, в клуб, в тот торговый центр и провести время там. 

Развеять это предубеждение против архангельского общественного пространства, по словам Ульяны, могло бы в том числе и искусство. Но только с одним условием:

— Искусство в общественном пространстве должно существовать в контексте свободы, когда человек может взаимодействовать с ним без ограничений, без рамок, — пояснила девушка. — Причем, не так, как в музеях и выставочных залах. 

Справедливости ради, молодой искусствовед отметила, что в последние месяцы Архангельск начал меняться к лучшему: Красная пристань стала свободна от движения и от незаконных построек, администрация города начала снимать незаконные рекламные растяжки.

Серость в городской палитре

— В Архангельске ситуация с внешним обликом города не то, чтобы напряженная, но не сформированная, — внёс в диспут свою лепту Владислав Дреко, модератор группы «Архангельск: архитектура и градостроительство».

Его в городском пространстве в первую очередь волновал цвет. И интерес этот не праздный: Владислав — соавтор исследования «Колористика в архитектуре Архангельска, тенденции и вызовы будущего».

Основные проблемы, по мнению Дреко, — однообразие, преобладание серого в современных общественных зданиях и бессистемность цвета.

Однако Владислав назвал приятные, на его взгляд, цветовые исключения в современных постройках — здания архангельского Литературного музея, а также новодельных торгово-развлекательных центров — «Сафари» на улице Гайдара и строящийся «Макси» на Первомайской. 

А вот, чего городской палитре Архангельска, не достаёт, так это зелёного цвета. Так, по крайней мере, считают авторы научной работы по городской колористике. Хотя на дискуссии эту тоску по зелени разделили не все.

— Люди старшего поколения помнят здание управления внутренних дел на Воскресенской улице, которое было зелёного цвета. Это было ужасно! — заявил историк и коллекционер Дмитрий Иванов. — На больших площадях фасада зелёный цвет  — это психотравма…

За творчеством — в промузлы! 

Припомнив травмирующее здание зелёного цвета, Дмитрий Иванов активно включился в беседу.

— В нашем городе напрочь отсутствуют места для творчества и общественное пространство, — сказал он. 

Даже решение предложил:

— У нас, на территории Архангельска, располагаются огромные промузлы — огромнейшие территории, которые можно было бы использовать для творчества и локальных проектов. Допустим, здание торгового центра «Прага» — огромное, с максимально остеклёнными фасадами… Бизнес там не идёт, аренда практически нулевая, люди реализоваться не могут. А ведь там могли бы разместиться студии, фотолаборатории, скульпторские мастерские… Он мог бы стать таким центром искусств, ремёсел, творчества! Сейчас целому поколению не хватает тактильных ощущений в сфере культуры: люди не могут прикоснуться к предметам искусства, почувствовать форму, фактуру… Наши музеи не дают такой возможности: там всё за витринами.

Идея, конечно, красивая, но очень уж романтическая: как-то слабо верится, что владельцы здания, пусть и неприбыльного, прямо-таки возьмут и распахнут его двери для местной богемы…

Еще одна проблема, по словам Иванова, в том, что некоторые объекты, которые, действительно, заслуживают внимания, его лишены.

— На улице Суворова стоит прекрасное здание бывшей трамвайной подстанции. В руинированном виде. Но, друзья мои, конструкции на его чердаке — это вершина деревянного зодчества! Там потрясающий дизайн дерева, такие фактуры — сказка! Но люди лишены возможности видеть эту красоту.

Ломать — не строить

Актриса Архангельского молодёжного театра Ольга Халченко заговорила о том, что слово «креатив» местная администрация и интеллигенция воспринимает по-разному, что, само собой, не идёт общественному пространству города на пользу.

— Во время фестивалей уличных театров мы делаем разные арт-объекты. И очень бы хотелось, чтобы эти арт-объекты оставались в истории города. Но заставляют убирать абсолютно всё. А если бы с каждого фестиваля у нас оставалось хотя бы по одному арт-объекту, то было бы интересно, красиво. 

Закончила свой монолог Ольга Халченко на высокой ноте:

— Мы тут говорим об изменении городского пространства… Но, ребята, давайте сохраним хотя бы то, что есть! 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.