Буквально на днях писали: 80 процентов туристических объектов Архангельской области расположены в сельской местности. А некоторые — еще и на островах. Корреспонденты нашего информагентства отправились в экспресс-круиз по сельским островным территориям — потенциальным туристическим маршрутам.

Наш путь лёг на остров с оптимистичным названием Пустошь. Названия деревенек там вообще все, как на подбор: та же Пустошь, а еще Выселки и, конечно, Хвосты.

Несмотря на такую безысходность топонимики, на Пустоши не так всё печально. Живут в МО «Островное» 416 человек. Правда, в основном летом, а зимой только в трёх домах.

Но и им есть, чем гордиться, ведь Пустошь — родина лоцманов. Или, как их называли в старину на Севере, — поморских вожей. Там, в пустошинском доме культуры, и музей лоцманов есть. Единственный в России, между прочим!

Отплываем в Пустошь от причала на набережной Георгия Седова в Соломбале. Там, на другом, пустошинском, берегу нас встречает заведующая местным ДК Татьяна Дмитриева, — наш сухопутный туристический лоцман.

Первым делом туристы спрашивают, есть ли в Пустоши клещи? 

— Вопрос клещей волнует всех горожан, — говорит наша провожатая. — Стопроцентной гарантии я дать не могу, но на наш остров они еще не долетели. Наш фельдшер ни разу еще не зафиксировал.

Мост обнимашек

А дальше — мостик обнимашек. Это деревянное чудо архитектурной мысли потому так называется, что мост узкий, так просто на нём встречным пешеходам не разойтись: приходится обниматься и меняться местами. 

Длина мостика — почти 50 метров.

С мостика обнимашек выходим на распутье трёх дорог. Направо — деревня Выселки, налево — деревня Острова, ну, а прямо — Пустошь, где в доме культуры и располагается лоцманский музей.

Перед нами раскинулся зелёный-презелёный заливной луг. 

— На фоне нашего луга можно фотографироваться, он стоит того, — говорит Татьяна Дмитриева.

Действительно, в Пустоши каждая кочка, каждое дерево — достопримечательность. Например, горизонтальная ветка тополя, растущего близ бывшего детского дома, на которой раньше висела качель.

Селфи с коровой

Раньше, рассказывает наш экскурсовод, луг был пахотный. А теперь он сенокосный.  

— В годы советской власти здесь располагался совхоз, который занимался овощеводством и выращивал крупный рогатый скот, — посвящает нас Дмитриева в пустошинскую историю. — До двух тысяч голов в стаде было. Теперь совхоза нет, но есть местный фермер, у которого порядка 20 голов. Местное население еще коров пятнадцать держит. 

По лугу модельной походкой дефилируют три коровушки. Две наши, холмогорские, а одна — коричневая — не местная. Её телёнком сюда привезли в прошлом году. Разумеется мы, городские, идём коров фотографировать.

Затем наш путь лежит мимо деревенского погоста, на котором, кстати, покоится самый знаменитый житель острова — лоцман Александр Пустошный, которого Георгий Седов взял в свой экипаж на Северный полюс. И у которого на руках, по сведениям многих историков, легендарный полярник и скончался.

Новый храм на старом месте

По правую руку от кладбища — место, где раньше стоял Островляно-Введенский храм,  построен в середине XIX века. В 1930-е годы его постигла та же участь, что и многие другие северные храмы: его снесли. 

— Каменную часть отправили на Хабарку для укрепления берегов, а деревянную часть и всю утварь люди попрятали по домам под страхом десяти лет лишения свободы, — поведала Татьяна Дмитриева. — По преданию, колокол был сброшен в озеро. Озеро до сих пор есть. А буквально полмесяца назад у нас заработала новая часовенка на старом месте. Её пустошинский народ всем миром построил.

Баржа — дом родной

Перебираемся по деревянному мостику через речку Выселковка. Наша провожатая предостерегает: чтобы пройти по мосту без неприятностей, надо идти по-одному, держать расстояние один-два метра,  и в ногу не ходить…

На другом берегу речушки начинается деревня Выселки. Строились лоцманские дома интересно. Жилая часть — из строевого леса. А поветь и двор — хозяйственные постройки — из старых барж!

— В Архангельск по Северной Двине спускали баржи с грузами. Эти баржи спускались до Архангельска, разгружались, и уже против течения их уже никто назад не тащил. Их бросали прямо по берегам реки. Потом местные их разбирали и использовали в постройке, — объясняет Татьяна Дмитриева. 

Собственно деревня Пустошь на острове Пустошь — это некий островок современности с шестью панельными домами. 

Архангельская Рублёвка

А самая историческая деревня — Кальчино. Там в старину образовалась первая лоцманская школа. В ней обучались только дети лоцманов. 

Эта деревня, говорит наш экскурсовод, — родовое гнездо лоцманской пустошинской династии Хабаровых.

— И до сих пор там в каждом доме — Хабаровы. Различают друг друга по семейным кличкам. Даже почтальоны порой путают. Жители Кальчино очень любят свою деревню. Там идеальная чистота. Я называю её «Архангельская Рублёвка».

В гостях у Клубня

…Наконец, мы подходим к пустошинскому дому культуры и одновременно музею. На входе — памятный камень в честь 400-летия лоцманской службы. Старинный якорь, который на нём висит, пустошинские мужики выловили в реке Кальченянке.

Сам дом культуры располагается в старинном здании, которому 116 лет уже стукнуло. Как подобает любому уважающему себя старому дому, у него есть свой домовой-покровитель, которого здесь называют клубнем.

Клубня мы, само собой, не встретили. Зато попили чаю из лоцманского самовара и отведали домашних пирожков и картошечки с укропчиком в поморской трапезной.

Трапезная вполне аутентичная. Специально для нее нежадные пустошинцы несли из своих домов антикварную утварь и мебель.

В комнатке, смежной с трапезной, хранятся разные артефакты: форменные пуговицы, по которым павших лоцманов различали, модные заморские наряды лоцманских жонок, игрушечная лошадка лоцманских ребятишек…

После обеда мы на вышедшем из-за туч солнышке играем в поморские игры. Самые смелые ходят на ходулях, а все без исключения играют в ручеёк и качаются на карусели «Гигантские шаги». Так и полдня проходит. А можно бы и еще задержаться было.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.