Общество
Камышинский путешественник: «В Верхней Тойме ночевал на крыше остановки»
1/2

Камышинский путешественник: «В Верхней Тойме ночевал на крыше остановки»

28.05.2016 11:00Мария АТРОЩЕНКО
Автостопщик Иван Ширяев намерен посетить все 1112 городов России. Архангельск у него был седьмым по списку, а Северодвинск станет 308-м.

Мы решили разобраться в сложных передвижениях и мотивах Ивана-перекати-поле.

— К нам в Архангельск вы, Иван, как добирались? На попутках?

— Да, да. Я ехал из Коми, из города Вуктыла, — он у меня был последним из десяти городов республики. От Вуктыла до Архангельска почти полторы тысячи километров. Три дня я добирался, около двадцати попуток сменил, — легковых и грузовых машин. Самым сложным участком был промежуток от Котласа до трассы М8, потому что там много деревень — одна за другой — и подвозят, как правило, на небольшие расстояния. Много времени ушло на этот промежуток. А так без особых трудностей добрался. Получается, 24 мая вечером я приехал в Архангельск на фуре с владимирским дальнобойщиком, который вёз какие-то сухарики в промзону на левом берегу. Я остался ночевать там же, где он, — поставил палатку на берегу Северной Двины.

— А потом уже вас приютили в пожарной части, в Соломбале?

— Да, мы познакомились, когда я пришёл в главное управление МЧС. Но им уже сообщила о моём приезде заранее пресс-служба МЧС Коми, и поэтому всё прошло без проблем: приняли, разместили

— Вы рассказывали, что путешествовать начали после ухода из «Свидетелей Иеговы», что для вас это была такая смена деятельности. Или были и более глубокие мотивы?

— Изначально, действительно, была просто цель занять себя чем-то другим. Не было цели путешествовать со смыслом, не было проекта «От Кореи до Карелии». Но так как путешествовать понравилось, родился этот проект, я этим продолжил заниматься. Вот так.

— Для вас это путешествие в чисто туристическом и географическом смысле? Не в мировоззренческом? Ведь мотив путешествия в литературе всегда несёт большую нагрузку: герой духовно развивается, узнает что-то о себе и о других… Есть у вас такое?

— (после паузы) Никакого философского и уж тем более религиозного подтекста в моих путешествиях нет. Просто не сидится на месте, хочется познакомиться с родной страной, посмотреть, чем друг от друга отличаются регионы России, пообщаться и познакомиться с людьми. Иными словами, тоска берёт, когда сижу на одном месте, а в путешествии ощущаю себя живым. Для меня интересно, когда каждый день происходит что-то новое: новые города, новые люди, новые впечатления.

Автостопщик Иван Ширяев намерен посетить все 1112 городов РоссииАвтостопщик Иван Ширяев намерен посетить все 1112 городов России

Трасса М-8: Дорожные истории

— В одном фильме в жанре «road-movie» («Трасса-60» — «ИА Регион 29») герой отправляется в поездку с посылкой, о содержании которой не имеет понятия. И вот, когда он её доставляет, он говорит, что ему не важно, что это, мол, дорожные истории — это лучшая награда. А у вас есть такие дорожные истории?

— Конечно, много всяких разных историй. Сами по себе люди интересные встречаются, которые подвозят, и много чего интересного рассказывают. Случаи бывают интересные, связанные именно с автостопным перемещением. 

— А у нас в области с вами что-нибудь уже успело приключиться?

— Сверхъестественного пока ничего не было, но вот, к примеру, необычная ночёвка была в Верхнетоемском районе — на крыше остановки. Это как раз был тот промежуток от Котласа до М8. Меня местные жители очень сильно напугали рассказом про голодных волков и медведей. И высадили меня в таком глухом месте, где ничего, кроме остановки рядом и не было. Да, собственно, и палатку поставить было негде. И я залез на остановку и поставил палатку прямо на крыше. Подумал, что лучше спокойно выспаться на крыше, чем прислушиваться к каждому шороху, гадать, не волк ли пришёл.

— А где ещё ночевать приходилось за четыре года вашего путешествия?

— На крыше многоэтажки, на чердаке… Бывало, что в заброшенных домах останавливался, когда шёл дождь и палатку на улице ставить было не очень приятно. А заброшенных домов у нас, в России, немало. Приходилось пользоваться. В публичном доме один раз ночевал. Тоже интересное место (улыбается, пряча улыбку в усах). Когда я в путешествии оседаю на несколько недель или месяцев, я сам порой принимаю путешественников. На Сахалине я когда зимовал, ко мне приезжали ребята из Москвы, и местные, сахалинские, тоже вписывались.

— Вот так путешествовать автостопом — это всякий сможет или надо всё-таки определенными качествами обладать?

— Мы, когда путешествовали вдвоём с напарником по Украине, иногда ему было труднее, чем мне, поймать попутку и договориться с водителем. Случалось даже, что машина останавливалась, но, когда он обращался к водителю, тот отказывался и уезжал. И напарник мне говорил: «Давай, ты будешь разговаривать с водителем, у тебя лучше получается». Я не знаю, в чём секрет. Ну, у меня как-то получается искренне улыбнуться при встрече с новым человеком, может, это располагает… А напарник мой с таким угрюмым лицом всегда обращался к водителям. 

— А границу-то Коми с Архангельской областью вы когда пересекли?

— Ну, вот, если в Архангельске я оказался позавчера, то за день, за два до этого я пересёк границу. Кстати, мне вспомнился случай, тоже на отрезке от Котласа. Меня подвозила одна женщина на какой-то старенькой то ли «копейке», то ли на «шестёрке». А женщины очень редко останавливаются. Она меня приняла за православного паломника сначала. И пригласила к себе в деревню в гости, накормила, напоила чаем и даже оставила номер телефона, чтобы на обратном пути я мог у неё снова побывать. Даже на ночлег приглашала. Таких людей, кто готов помочь, поддержать, на самом деле, немало встречается. Особенно женщин. Если уж остановилась, то какие-то материнские чувства, наверное, просыпаются, хочет всем сердцем помочь, сделать всё, что в её силах.

— Вы всё говорите, что никаких исследовательских целей в своём путешествии не преследуете, но удалось ли вам узнать о России что-нибудь такое, чего не узнали бы, сидя дома?

— Я не говорил, что нет исследовательских целей. Нет какой-то философской подоплёки. А в исследовательском плане много направлений: сравнить регионы между собой. Памятники Ленину я люблю сравнивать. Я ещё не встречал двух одинаковых Ильичей. Везде он свой, разный, необычный. Какие-то национальные особенности стараюсь подмечать. А ещё я узнал, что нельзя верить телевизору. Своими глазами ситуацию видишь совсем по-другому. Много раз я в этом убеждался: и когда ездил на Западную Украину, и когда путешествовал по Северному Кавказу, — что стереотипы, которые нам навязывает телевидение, ложны.

Иван Ширяев: «А ещё я узнал, что нельзя верить телевизору. Своими глазами ситуацию видишь совсем по-другому»Иван Ширяев: «А ещё я узнал, что нельзя верить телевизору. Своими глазами ситуацию видишь совсем по-другому»

С Северо-Юга на Западо-Восток

— Вы и зимой, и летом путешествуете?

— Для зимы я стараюсь выбирать южные регионы. Вот прошедшую зиму я путешествовал по Краснодарскому краю, Адыгее, Карачаево-Черкесии, Крыму. Но на сегодня у меня все южные регионы кончились, и будущую зиму я ещё не знаю, чем займу. Ищу возможность подзаработать. В принципе девять месяцев в году я провожу в дороге, весной и осенью стараюсь бывать дома.

— Ваш маршрут, он последовательный, или вы выбираете методом тыка?

— С Северо-Юга на Западо-Восток. Последовательно Россию трудно объезжать. Я, например, с Дальнего Востока полтора года назад не собирался возвращаться так быстро, но мама соскучилась, попросила приехать. Поэтому на Дальнем Востоке я ещё кое-что оставил на будущее. А так, если смотреть по карте, у меня ещё мало освоено: чуть-чуть в Сибири, чуть-чуть на Урале, по центральной России почти ничего не затронуто, на Северо-Западе — тоже слегка. Обычно на год вперёд я знаю, где буду.

— У вас уже есть расписание движения по городам нашей области? Что там думаете посетить?

— Мне писали ребята, которые узнавали через соцсети о моём приезде, — из Северодвинска (произносит с поистине северным оканьем), из Коряжмы — в филиал САФУ приглашали, — из Плесецка, из Каргополя. Пишут: «Я могу показать тебе город, давай к нам в университет с лекцией!». Или: «Я работаю в музее, могу тебе экскурсию провести». Некоторые люди, кто на машине, вообще неоценимую услугу оказывают: такие места могут показать, куда я сам не попаду.

— Где вам больше всего понравилось?

— Больше всего мне понравилось на Камчатке. Кругом вулканы, кругом медведи, крабы, горячие источники, Тихий океан, — незабываемо! А в Архангельске архитектура меня впечатлила, деревянные здания интересные. И памятники необычные, граффити… Хотелось бы съездить куда-нибудь на Экономию, но вряд ли успею.

— Откуда вы берёте деньги на путешествия?

— (на полном серьёзе) Я мало, кому рассказываю, что Фёдор Михайлович Достоевский меня вдохновил убивать старух-процентщиц. А так как у них обычно бывают некоторые богатства, этого вполне хватает. Просто хороший буккроссинг попался в Коми, выбрал себе на вокзале «Преступление и наказание» и с большим удовольствием по дороге читаю. А, если серьёзно, расходы минимальные. В среднем хватает сто рублей на день. Это в основном расходы на питание и на мобильную связь. Музеи я посещаю бесплатно, за счёт сотрудничества с министерствами культуры. Иногда, конечно, приходиться покупать и билеты на транспорт. Нашлись друзья, которые поддержали мой проект. Но там мне ещё машинист помог передвигаться между некоторыми городами в локомотиве. Получился такой железнодорожный-стоп.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.