Общество
Свальбард, Грумант и земля острых скал
1/7

Свальбард, Грумант и земля острых скал

25.05.2016 13:09Денис ГОРИН
Журналист ИА «Регион 29» побывал на архипелаге Шпицберген — территории необыкновенных людей, великого мужества и больших геополитических игр.

Так сложилось, что у Шпицбергена множество имён. Знаменитый мореплаватель Вильям Баренц назвал его землёй острых скал (именно так это название переводится с голландского). Норвежский исследователь Фритьоф Нансен дал архипелагу имя Свальбард (холодный край). Поморы — Грумант. На самом деле все эти имена очень точно передают характер каменистой, холодной и на первый взгляд недружелюбной территории, расположенной в Северном Ледовитом океане всего в полутора часах полёта от Северного полюса.

Ледники занимают до 60 процентов поверхности архипелага. Фото Дениса ГоринаЛедники занимают до 60 процентов поверхности архипелага. 

Холодный край, острые скалы

До поездки на Шпицберген я думал, что живу в тяжёлых условиях крайнего Севера. Архангельск, доска, треска и тоска. Суровый климат, суровые условия и от этого ещё более суровые люди. Здесь я понял, как ошибался. Природа может быть губительной и чуждой настолько, что даже современному человеку, гордо носящему паспорт с двуглавым орлом или корочки со звёздами Евросоюза, приходится бороться за свое существование и право жить на этом клочке каменистой суши.

Вот лишь несколько фактов об удивительном крае Свальбард: здесь никогда не было коренного населения. Даже отмороженные поморы и безбашенные викинги не смогли задержаться надолго в этих краях. Охотничьи экспедиции, как правило, прерывались на зиму. Потому что зимой здесь нечего есть и нечем топить свой дом.

На архипелаге законодательно запрещено находиться старикам и немощным. Чуть прихватило — уезжай на материк. Здесь даже умирать нельзя — нет кладбища. Тело почившего упакуют и перевезут на большую землю. Или, в особом случае и по договорённости с местным правительством, кремируют и развеют прах.

Детей, кстати, рожать тоже запрещено — за несколько недель до родов женщин перевозят на материк. В результате сейчас никто не сможет назвать себя коренным жителем. Население норвежской столицы Шпицбергена — посёлка Лонгйир (местные жители называют его Лонгйирбюен) — около 2600 человек. Популяция белых медведей — 3000 особей. Угадайте, кто тут главный?

В международном университете Свальбарда студентам, уходящим на прогулку за пределы поселения, выдают ружьё. Стойка с оружием размещена прямо в учебном заведении. Приходишь и берёшь. Как книгу в библиотеке. Первое, что человек изучает, попав на эту землю — как выжить, не замёрзнуть и не быть съеденным. Чудесный край, остался бы здесь до старости!

Чучело медведя можно найти в каждом уважающем себя офисе. Фото Дениса ГоринаЧучело медведя можно найти в каждом уважающем себя офисе. 

С трапа — в лапы

Попасть на Шпицберген сегодня можно двумя способами — морем, например в составе арктического круиза. Или воздухом — на комфортабельном воздушном лайнере норвежских авиалиний или SAS.

Аэропорт здесь один — в Лонгйире. Современный и весьма оживлённый. Спускаясь с трапа, вы окунётесь в Арктику с головой — после серых городских ландшафтов просторы ошеломляют. С порога вас встречают стальная вода фьорда, мощные скалы с белыми шапками на горизонте и холодный ветер. В начале мая здесь -1°С. И это довольно комфортно.

Вообще климат Свальбарда уникален: тёплое североатлантическое течение омывает архипелаг и не позволяет сформироваться постоянному ледяному панцирю вокруг островов. Средняя температура самого теплого месяца — июля — около +4…+6°С, а самого холодного — января — порядка -11…-15°С. Невероятно, но это на 20 градусов выше температурных режимов в аналогичных широтах Евразии и Северной Америки. Не такой уж и Север, подумает житель Архангельска. И ошибется. Погода здесь капризная и опасная. Теплый майский денек может стремительно превратиться в ненастье, а штормовой ветер сделает прогулку к берегам фьорда невыносимой.

Рога на стене - неизменный атрибут местных домохозяйств. Фото Дениса ГоринаРога на стене - неизменный атрибут местных домохозяйств. 

Получая свой багаж после перелета, вы увидите первого белого медведя — чучело встречает гостей прямо у транспортной ленты. А на выходе из аэропорта наткнётесь на дорожный знак «Осторожно, медведи!». И это не туристическая достопримечательность, а вполне реальное предупреждение.

Впрочем, встретить хозяев этих земель живьем довольно сложно. Медведи хоть и на вершине пищевой цепочки, но предпочитают населенным территориям дикие северные берега. Зато внушающие почтение чучела стоят почти в каждом доме или офисе Лонгйира.

Сейчас этих белоснежных великанов убивать запрещено законом. Штрафуют даже тех, кто не попытался избежать нежелательной встречи. Например, не поставил вокруг экспедиционного лагеря специальную звуковую сигнализацию. Или опрометчиво отправился ночевать в тундру один, не предупредив местные власти. Наказание грозит даже за то, что преследовал медведя на снегоходе, пытаясь сфотографировать или рассмотреть поближе. 

И если на тебя напал медведь, а ты, защищая свою жизнь, его пристрелил, местное правительство и полиция проведут расследование и, будь уверен, накажут по всей строгости закона. Обычно это штраф. Что-то около 30 000 крон (240 тысяч рублей). Шикарная выделанная шкура в сувенирном магазине кстати стоит около 50 000 крон (400 тысячи рублей). Медведи время от времени забредают в норвежский Лонгйир или российский Баренцбург. Их усыпляют и вертолётом отвозят подальше от жилья. Они здесь главные. Местные жители говорят: если мы идём по делам и встречаем на своем пути медведя — уходим мы, а не медведь.

Вид на фьорд с высоты шахты №7. Сейчас это единственная шахта в Лонгйире, где добывают уголь. Фото Дениса ГоринаВид на фьорд с высоты шахты №7. Сейчас это единственная шахта в Лонгйире, где добывают уголь. 

Арктическая песочница

На протяжении веков территория Шпицбергена никому не принадлежала и считалась «ничейной землей». Ситуацию изменил уголь, который здесь обнаружили в начале 20-го столетия. Угольная промышленность перевернула жизнь архипелага и сделала его настоящей ареной большой политической игры, рамки которой были заданы Свальбардским договором.

9 февраля 1920 года суверенитет над архипелагом был документально закреплен за Королевством Норвегия. Документ подписали США, Великобритания, Норвегия, Дания, Франция, Италия, Швеция, Нидерланды и Япония. Ключевой момент заключался в том, что все государства, подписавшие договор, наравне с Норвегией могли заниматься хозяйственной, научно-исследовательской деятельностью на архипелаге и в его территориальных водах. Также за Шпицбергеном закрепили статус демилитаризованной зоны. С 1935 года к договору присоединился Советский союз. На сегодня он подписан 40 странами, среди которых есть даже Северная Корея.

В настоящее время архипелаг представляет собой потрясающий межнациональный конгломерат. Несмотря на призрак Холодной войны, санкции, Крым и Донбасс, на расширения НАТО и создание арктической военной группировки в России здесь рука об руку работают норвежцы, русские, украинцы, японцы, поляки, американцы и представители других по-разному настроенных друг к другу держав. Всех этих людей связывает одно: они живут Севером, изучают Север или зарабатывают на Севере.

Памятник шахтерам. В таких условиях добывали уголь в начале и середине XX века. Фото Дениса ГоринаПамятник шахтерам. В таких условиях добывали уголь в начале и середине XX века. 

Впрочем геополитика сыграла со Шпицбергеном злую шутку. Согласно договору, остров является суверенной территорией Норвегии, но при этом не входит в Шенгенскую зону, а значит, и в Евросоюз. Гражданам России, прилетающим на работу в Баренцбург, не требуется шенгенская виза. При этом официально здесь действуют только норвежские законы, и платят только одной валютой — норвежскими кронами (впрочем, в одном магазинчике в Баренцбурге нам сказали, что можно и рублями, но тссс…).

В 2015 году в Баренцбург прилетел вице-премьер Правительства России Дмитрий Рогозин. Это вызвало острейший международный скандал, потому что Рогозин включен в санкционный список и не имеет права посещать Евросоюз. Но Шпицберген-то в него не входит, чем очень тонко воспользовались российские дипломаты.

Следующим воду на жернова политической истерии подлил глава Чечни Рамзан Кадыров, разместивший в своем инстаграм фото бойцов чеченских спецподразделений, проводящих тренировку в Арктике. Иностранные СМИ раздули историю, а в барах Свальбарда за кружкой пива местные работяги до сих пор обсуждают высадку на архипелаге чеченского спецназа.

Для того чтобы понять, насколько оживлена политическая жизнь в этой суровой земле, достаточно прогуляться по улочкам Лонгйира. Среди сувенирных лавок и баров вы встретите флаги почти всех государств-участников Свальбардского договора… кроме российского триколора. Впрочем, активных патриотов нашей державы это не остановило и теперь первое, что вы видите по дороге из аэропорта в столицу — монументальный грузовой ангар, принадлежащий российской компании и выкрашенный в бело-сине-красный.

Суровый викинг нашел на Свальбарде свободу

Крепкие духом

То, что люди здесь, на Свальбарде, особенные, понимаешь с первого взгляда и первой фразы. Удивительно, но на этом относительно небольшом уголке земли (хотя он огромен по сравнению с территорией той же Норвегии) собралось очень близкое по духу сообщество людей, разных возрастов и национальностей.

Это редкое место на планете, где не встретишь тунеядцев, жалобщиков и больных. Люди приезжают сюда заработать, заниматься наукой, встречаются и романтики, преследующие мечту. Остаются на Шпицбергене в среднем на четыре-пять лет. За несколько дней моего пребывания на архипелага я встретил персонажей с совершенно удивительными историями.

50-летний таксист Вадим, отлично говорящий на норвежском и английском языках, шесть лет прожил в одиночку на метеостанции в «русской» части архипелага. Лучшими друзьями в эти годы у него была рация и ружьё. А сегодня он с удовольствием возит туристов из аэропорта в гостиницу на комфортабельном «мерседесе».

Тридцатилетний бармен Иван Ерёмин Александрович (так и представился). Родился в Питере, вырос в Дании, последние три года разливает крепкие напитки на Свальбарде. Спрашиваем, как жизнь, как работа? «Отлично», — говорит, и чешет бороду татуированной рукой.

Продавец в сувенирном магазине Баренцбурга, украинка Анастасия. Фото Дениса ГоринаПродавец в сувенирном магазине Баренцбурга, украинка Анастасия. 

Продавец в сувенирном магазине Баренцбурга, украинка Анастасия. Четыре года назад переехала сюда с мужем-шахтёром. На вопрос «не скучаете по большой земле и теплу?» отвечает: «Нисколько! За всё это время только два раза в отпуск выбирались. Дома ребёнок постоянно болел, а здесь чувствует себя великолепно, климат такой». Климат действительно уникальный — благодаря ничтожному содержанию микробов, пыли и паразитов в воздухе и почве.

Седой, двухметровый и широкий в плечах норвежец Арне признаётся: я сбежал на эту землю ради свободы. Свободы в одиночку двигаться туда, куда захочу. Свальбард, — добавил он, — подарил мне любовь к людям. А ещё настоящих друзей. То есть тех, на кого можно положиться в вопросах стоимостью в человеческую жизнь. В Арктике, говорит, слишком мало людей, и тебе приходится им доверять. 

Здесь всё не так, как мечтаешь. Арне отправился на Свальбард охотиться на медведей. Но с 1973 года их отстрел запретили. И ему пришлось найти другую работу, потому что в Лонгйирбюене остаются только те, кто может прокормить себя сам. Эти люди отлично понимают, зачем они здесь, и потому никогда не жалуются на жизнь. Как не жалуется брутальный викинг, в один момент променявший кресло главного редактора крупнейшей газеты Норвегии на самую северную и самую маленькую в мире редакцию. Я, говорит, только здесь и нашел свой рай. Улыбается.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.