Общество
Девочка, которая мечтает учиться

Девочка, которая мечтает учиться

04.05.2016 13:14Наталья ПАРАХНЕВИЧ
В отличие от многих обычных сверстников, «особая» первоклассница Валя по-настоящему тянется к знаниям.

В первом классе посёлка Вандыш, что в Коношском районе, всего одна ученица — восьмилетняя Валя. Но зато она очень любит учиться. Тамара Анатольевна, бабушка девочки, так и говорит: «Наша Валя старается за всех». И, помолчав, добавляет: «Конечно, в меру своих способностей…».

Валя — особый ребёнок. У неё тяжелые множественные нарушения в развитии. Диагнозы — один сложнее другого. Обучение у первоклассницы надомное. Говорить, ходить и сидеть самостоятельно Валя не умеет. Но с удовольствием слушает, когда ей читают книги. Любит считать. И хотя держать в руке карандаш  — это для Вали тоже проблема, — обожает раскрашивать картинки в школьных тетрадках.

Приходить в гости к Вале учителя начали в апреле, уже в самом конце учебного года. Но, как говорит Тамара Анатольевна: «Главное, что они все-таки пришли».

— У нас задержка с обучением вышла по нескольким причинам, — объясняет Валина бабушка. — Вначале мне упорно говорили, что нет какой-то лицензии, чтобы Валю обучать. Потом предложили заявление написать, что Валя вовсе необучаемая. Ну, наверное, чтобы меньше проблем с ней было, меньше отчётов — не знаю. Но я писать ничего не стала.

Тамара Анатольевна — опекун Вали. Для неё она всё: бабушка, мама, папа — целый мир. Воспитывает внучку практически с рождения. Если бы не было Тамары Анатольевны, что было бы с Валей?

Право на образование

О том, что внучку все-таки обязаны учить, Тамара  Анатольевна впервые узнала в районном отделе опеки и попечительства.  

 — Сказали, что есть закон, который защищает права таких детей на образование. И что я, как опекун, должна подать заявление в школу, — рассказывает она.

Одного заявления оказалось мало. Потребовалось пройти медико-педагогическую комиссию. Бабушку заверили, что, если комиссия даст добро — вопросов больше не будет. Но, как оказалось, все главные «вопросы» ждали впереди. На комиссию пришлось ехать в область. Тамара Анатольевна вспоминает, как везла Валю в Архангельск. Как всё время держала её на руках. Вначале до Коноши добирались на такси, потом ещё девять часов тряслись на поезде. Устали, вымотались, но долгожданное  разрешение: «приступить к обучению» — всё-таки получили. Впрочем, радовались рано.

— Привезла я в посёлок заключение, что Валю можно обучать. Что рекомендованы ей специалисты: логопед, психолог и дефектолог… А в школе ответили: «Таких специалистов здесь нет и не было никогда». И вообще, мол, школа скоро закрывается — учеников мало.

В районном отделе  образования  информацию о возможном закрытии школы  подтвердили: малокомплектная, нерентабельная.

— Там-то я и услышала: «Не думаете ли вы свою Валю сдать в интернат? Не навсегда, на время обучения…»,  —  вспоминает Тамара Анатольевна.  — А когда я категорически отказалась,  предложили: «Выход один —  переезжайте. Например, в Коношу. Школа здесь готова Валю взять, но придётся снимать жильё».

«Ради Вали я готова на всё»

Вот так: бросить всё и переехать с тяжелобольным ребёнком на руках — предложение, которое любого введёт в ступор. И, наверное, другая бабушка просто сдалась бы. Но только не Тамара Анатольевна.

— Ради Вали я готова на всё, — говорит она. — Конечно, снимать квартиру — дорого, но часть моей пенсии, часть Валиной… Учиться надо. Учителям, что приходят к Вале сейчас, сложно с ней. Да и побаиваются они её, если честно. Какая уж тут учёба. Я никого не виню. Понимаю, что таких учеников, как Валя, у них раньше просто не было. А в Коноше специалисты  другие — и логопед есть, и дефектолог.

Когда Валя узнала, что всё-таки  будет учиться, то очень обрадовалась. И теперь с нетерпением, по словам бабушки, ждёт переезда.  Впрочем,  даже не столько переезда, сколько, наверное, перемен в своей маленькой жизни.

— Мы, когда в посёлке на улице гуляем, то к Вале никто не подходит, никто не разговаривает с ней,  —  вздыхает Тамара Анатольевна. — Ни  дети, ни взрослые. Так, наблюдают со стороны. 

 —  А Вале хотелось бы общаться?

—  Конечно, она ведь ребёнок. Такая же, как все.

Типично для глубинки

Мы попросили прокомментировать эту непростую житейскую историю координатора регионального проекта «Юристы в защиту прав людей с инвалидностью» Елену Шинкареву:

«К сожалению, ситуация, в которой находятся Валя и её семья, — типична для глубинки. Маленький посёлок, услуг, в которых нуждается ребёнок с тяжёлыми множественными нарушениями в развитии, почти нет. Семье приходится принимать трудное решение — переехать в более крупный населённый пункт.

Пытаясь помочь Вале, мы направили обращения от имени союза общественных объединений инвалидов Архангельской области в региональное министерство образования, в администрацию МО „Коношское“. Получили ответы, что школа по месту жительства в посёлке Вандыш обязана помочь. Но, как выяснилось в ходе дела, фактически помочь семье там не могут —  нет специалистов. Учителей направили, но они оказались совсем неподготовленными.

Между тем органы управления образования без возражений согласились, что школа в посёлке Коноша для особого ребёнка является более подходящей. Специальная педагогическая помощь там будет предоставлена в большем объёме, чем это смогли бы сделать в поселковой школе. Откликнулись на обращение и в муниципальном образовании. На данный момент, администрация подыскивает, с учётом имеющихся возможностей, жилое помещение для семьи.

Но, конечно, основная нагрузка ложится на саму семью. Такие решения принимаются непросто. Возможность получать услуги по месту жительства, в своём посёлке, — это важный показатель качества жизни. А мы пока ещё очень далеки от такого уровня, — это факт. Думаю, в похожей ситуации находятся многие семьи, только не каждая решается переехать и не каждая обладает необходимыми ресурсами».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.