Общество
Архангельских педагогов учат, как уберечь детей от суицида

Архангельских педагогов учат, как уберечь детей от суицида

28.04.2016 15:03Мария АТРОЩЕНКО
27 апреля областной центр поддержки молодой семьи провел в Архангельске семинар-тренинг «Профилактика подростковых самоубийств».

В нём приняли участие педагоги-психологи, воспитатели и специалисты социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних из Архангельска, Коноши, Каргополя и Котласа.

— Я как социальный педагог спросила, как различить, действительно ли ребёнок хочет что-то сделать с собой или же он манипулирует взрослыми? Эти знания я хочу получить на семинаре, — рассказала сотрудник реабилитационного центра «Радуга» Приморского района Елена Мотовилова.

У центра есть опыт работы с подростками, которые расхотели жить.

— Несколько раз к нам поступали ребятки после попыток самоубийства. Была ещё девочка, которая была на грани. Я считаю, что мы в тех ситуациях отработали хорошо, — рассказала Елена Мотовилова.

Не так давно Роспотребнадзор опубликовал рекомендации для СМИ по освещению случаев суицида. Мы спросили участницу семинара, как, по её мнению, следует говорить об этом явлении. По словам Елены Мотовиловой, в первую очередь вся информация должна быть ориентирована на родителей:

«Суицид» — такое слово страшное. Это закрытая тема, я бы сказала, — потусторонняя. Наверное, нужно говорить не о суициде, как свершившемся факте, а о его причинах и предпосылках. Учить родителей, как общаться с ребёнком, почему у ребёнка возникает агрессия. У нас родители когда обращаются за помощью к специалистам? Когда ребёнку уже 14 лет, когда сами уже ничего сделать не могут. А почему бы не сводить ребёнка к специалисту в семь-восемь лет? Надо приучать людей не бояться говорить о своих проблемах. А у нас родители боятся психологов».

Подростков на отчаянные шаги, как правило, толкает занятость родителей и нехватка «обниманий», отметила Елена Мотовилова:

«У нас родители иногда боятся подростка обнять. Они считают, что в 13 лет он уже взрослый. А ведь это только оболочка, в душе-то он ребёнком остается».

Не упустить момент

Заподозрить неладное, пока ещё не поздно, родители могут быстрее, чем педагоги и психологи. Главное — знать, на что обращать внимание.

Мы спросили психолога центра поддержки молодой семьи Дмитрия Пашовкина, по каким признакам родители могут понять, их ребёнок задумал что-то сделать с собой?

— Есть определённые знаки, — ответил он. — Например, словесные сигналы: ребёнок либо напрямую начинает говорить о том, что хочет уйти, либо говорит о смерти, размышляет на эту тему. Есть поведенческие сигналы: когда ребёнок начинает раздавать свои вещи, приводить дела в порядок, — прибираться, не будучи аккуратным по жизни. Есть внешние признаки, например, неухоженность. Ребёнок перестает следить за собой, он подавлен, он в депрессии…

— Но, наверное, иногда родители могут не принять всерьёз подростковую депрессию. Мол, переходный возраст, он перебесится…

— Безусловно, такое может быть. Но сигналом должна послужить именно резкая смена поведения. Допустим, смена аппетита: ребёнок перестает есть или начинает есть слишком много. Также сигналом могут послужить нарушения сна у ребёнка, какие-то ночные кошмары. Резкие скачки эмоционального состояния — это тоже сигнал. Конечно, наличие этих признаков не обязательно говорит о том, что будет попытка суицида, но это повод задуматься о том, к чему это может привести. Поэтому обращать внимание на это надо обязательно. Конечно, суицид может быть и демонстративно-шантажным. Но это не значит, что мы должны это опустить. Угроза расстаться с жизнью — это такой же сигнал к завершенному суициду.

— Допустим, родители заметили эти признаки. И что дальше? Вести к психологу?

— Для начала наладить диалог с ребёнком. Большинство подростков сами рассказывают о том, что их беспокоит. Когда они прорабатывают эти эмоции и чувства, им намного легче становится. Да, в этом возрасте не все готовы раскрывать свои секреты, особенно, если это касается отношений с противоположным полом. Но наладить контакт всё равно нужно. В большинстве случаев, когда родители обращаются за помощью, работать приходится непосредственно с ними. Говорить об этом надо: в школах, на родительских собраниях. Когда у подростка уже возникает мысль, когда у него есть план — уже поздно.

— Но ведь одно дело — задумать, а другое — осуществить.

— Да, верно. Здесь не идёт речь о том, что всё упущено, и ничего нельзя сделать. В том момент, когда ребёнок начинает готовить план, мы должны применить максимум усилий, чтобы он его не воплотил.

— А деромантизация способов ухода из жизни, акцент на том, что смерть — это страшно, больно, отталкивающе, может быть методом профилактики?

— Скорее акцент надо делать на том, что суицид — это, может, и выход из положений, но не лучший. Жизнь намного ценнее и интереснее, чем может показаться подростку.

Звоните!

В Архангельской области нет как таковой «горячей линии», специализирующейся именно на работе с людьми с суицидальным поведением. Однако существует великое множество других телефонов, по которым можно получить помощь:

  • телефон доверия Кризисного центра «Надежда»: 8 (8182) 695 000;
  • общероссийский детский телефон доверия: 8 800 2000 122;
  • детский телефон доверия в Центре охраны прав детства: 8 (8182) 452 008;
  • телефон доверия экстренной психологической помощи:8 (8182) 202 101.
Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.