ЖКХ
«Водоканал». Убыток чистой воды

«Водоканал». Убыток чистой воды

28.04.2016 10:12Вадим РЫКУСОВ
ИА «Регион 29» выясняет, почему потери предприятия — одни из самых больших в России.

1 апреля мы уже сообщали о том, что у «Водоканала» появился шанс на реабилитацию подмоченной репутации. Настало время конкретных действий. Но разговор с руководителем одного из самых проблемных архангельских МУП Эдуардом Смеловым мы начали не с перспектив, а с долгов.

— Эдуард Юрьевич, удаётся ли решать проблемы, связанные с задолженностью предприятия?

— После того, как банкротство было прекращено, мы получили право самостоятельно распоряжаться собственными средствами. Задолженность перед «ТГК-2» за полученную тепловую энергию мы погасили. Но, к сожалению, возобновилось исполнительное производство по ряду других претензий. Требований кредиторов — больше, чем на один миллиард рублей. Сейчас у нас арестованы счета, касса, запрещены любые действия с имуществом предприятия. Более того, исполнительные листы были предъявлены нашим крупным потребителям, чтобы деньги шли, минуя нас, судебным приставам. Сейчас мы устанавливаем объём средств, необходимых нам для текущей деятельности, включая зарплату, приобретение химреагентов, ГСМ, электроэнергии, ремонт техники и сетей. Суд должен определить эту сумму. Остальные деньги будут направляться на погашение задолженности.

— Перед какими кредиторами вопрос задолженности стоит наиболее остро?

— На сегодняшний день отсутствием возможности погашения долга «Водоканал» подводит, другого слова не подберу, прежде всего, «Архэнергосбыт» и Соломбальский ЦБК, кроме этого, Мособлбанк и администрацию области.

— Кредиторы идут на компромисс?

— Область оказывает нам помощь в переговорах с кредиторами по условиям реструктуризации долга. От правительства региона зависит утверждение долгосрочных тарифов. Дальше в судебном порядке нужно будет утвердить достигнутые договорённости о сроках погашения задолженности и после этого начать процедуру выбора концессионера. В июле нужно объявить конкурс по его выбору, чтобы до конца года подвести итоги.

— Появление концессионера окончательно решит проблемы?

— Думаю, проблемы с погашением задолженности перед кредиторами будут сняты раньше. Как только мы согласуем долгосрочные параметры финансовой модели и долгосрочные тарифы, наши кредиторы будут понимать, что у нас есть ресурс для погашения задолженности, а концессионеры будут представлять свои дальнейшие действия и возможности.

Теряется половина

— Инвестиционная программа, которая ляжет в основу концессионного соглашения, уже сформирована?

— Да. В начале апреля при участии главы администрации Архангельска состоялось обсуждение перечня основных мероприятий, включённых в инвестиционную программу «Водоканала». Мы формировали и перечень, и программу, отталкиваясь от нескольких целей.

— Какая самая главная цель?

— К 2021 году по своим главным производственным показателям вывести архангельский «Водоканал» на уровень если не лучших, то, по крайней мере, не ниже средних показателей других водоканалов в России. Самое главное для нас — снижение потерь до уровня не более 20 процентов. Сейчас потери составляют — 56 процентов. По стокам — абсолютно аналогичная ситуация. Мы подаем в город 100-110 тысяч кубометров воды в сутки, потребителям доходит 50-60 тысяч кубометров, и на очистные сооружения Соломбальского ЦБК — приходит порядка 50-55 тысяч кубометров. Не только вода теряется, но и стоки.

— Это может стать предметом претензий со стороны надзорных органов?

— Да. Со стороны Росприроднадзора и природоохранной прокуратуры прежде всего. Это финансовые и эксплуатационные риски для предприятия.

— А какие потери у других аналогичных предприятий?

— Уровень потерь санкт-петербургского «Водоканала» — 11-12 процентов. Похожие показатели у лучших предприятий, входящих в группу компаний «Росводоканал».

— Показатели по крупным городам?

— Не только. В Твери уровень потерь — в пределах 12 процентов.

— Получается, жизненно необходима система учёта отпускаемого ресурса.

— Мы заложили в инвестпрограмму мероприятия по созданию такой системы. Чтобы на каждом участке оценивать потери в режиме реального времени. Благодаря этой системе будут выявлены участки, которые нужно реконструировать в первую очередь.

Мы также заложили мероприятия по полной автоматизации наших насосных и подкачивающих станций. Это позволит изменять маршруты подачи воды и отведения стоков, повысит надёжность работы насосных станций и их экономичность.

Фото Артёма КелареваФото Артёма Келарева

«Микрофоны» для канализации

— Качество воды как-то оговаривается в документе?

— Мы намерены повысить качество подготовки воды. Помимо существующей системы очистки, которая подразумевает химическую обработку, мы предусмотрели внедрение системы ультрафиолетовой очистки воды. Это повысит качество воды и снизит химическую нагрузку на сеть. Также мы предусмотрели строительство сетей для строящихся микрорайонов. В первую очередь, речь идёт о Майской горке.

— Какие меры могут помочь повысить скорость устранения аварий?

— Система контроля позволит очень точно выявлять места возникновения утечек. В колодцах устанавливаются специальные датчики, проще говоря, микрофоны. По амплитуде шумов они смогут определять утечки с точностью до нескольких метров. Запланирована закупка механических каналопромывочных машин. Специальная механизированная техника — оборудование, которое позволит сократить общее количество используемого автотранспорта, но повысит производительность выполняемых работ. Сегодня мы вынуждены использовать на аварии от двух до семи единиц разной техники. Так недавно произошло в Соломбале.

— Насколько сложной была авария?

— Сложная. До настоящего момента подобные аварии ликвидировались только силами внешних подрядчиков. У работников «Водоканала» фактически не было опыта по устранению аварий на участках с такой большой глубиной залегания. В Соломбале на пятой КНС мы работали 14 дней. Теперь наша задача — выполнять аналогичный объём работ за четыре дня.

Инвестор вправе повышать тариф

— Программа готова, но её реализация будет зависеть от того, кто будет инвестором?

— Безусловно. Инвестпрограмма готовится как приложение к концессионному соглашению. Кто станет концессионером — определит конкурс. Второй важный вопрос — сроки реализации этой программы. Мы планируем достичь высоких производственных результатов — прежде всего, по снижению потерь — к 2021 году. Срок реализации программы — с 2017 по 2020 включительно — не более четырёх лет. Безусловно, оператор-концессионер, который придёт в Архангельск, должен обладать опытом в реализации таких масштабных программ в короткое время. Можно инвестпрограмму растянуть на десять лет, но тогда мы не получим масштабного эффекта: в одной части города будут позитивные изменения, в другой — продолжится негатив.

— Есть подвижки в определении концессионера?

— Сейчас областная и городская администрация привлекла специалистов для разработки конкурсной документации. Они уже запросили у нас необходимую информацию по имуществу и экономике предприятия.  Ориентировочно в конце мая завершится подготовка проекта конкурсной документации. А уже в начале мая мы начнём ее согласовывать с администрацией города и областным агентством по тарифам и ценам.

— Инвестор, который будет заниматься реализацией программы, наверняка заинтересован в повышении тарифов «Водоканала». Сейчас на фоне цен за тепло и горячую воду тарифы вашего предприятия низки. Но горожане всё равно будут недовольны, в этом можно не сомневаться.

— Пожалуй, так. Но отмечу, в 2015 году тарифы на воду были снижены на 25 процентов, в 2016 году — росли существенно меньшими темпами, чем тарифы на тепло и электроэнергию. Но проблем у предприятия очень много. И нужно понимать, что трудности «Водоканала» создают проблемы горожанам. А для того, чтобы выйти на безаварийное функционирование, безусловно, будет необходимо повышение тарифа. Но даже после повышения, тариф «Водоканала» останется самым низким в квитанции за ЖКХ.

— Какая сумма закладывается в реализацию инвестпрограммы?

— 4,4 миллиарда рублей. Это меньше, чем в первоначальной программе, ранее утвержденной городской думой. Мы оставили только первоочередные мероприятия, которые необходимы для приведения системы в нормальное состояние. Срок возврата этих инвестиций концессионером — от 10 до 30 лет. Поэтому важно, чтобы на конкурс пришёл концессионер, обладающий необходимым финансовым ресурсом, чтобы он мог максимально вложиться в четыре ближайших года, а возврат средств происходил бы постепенно в течение всего периода концессии.

— Каковы критерии, по которым будут оценивать концессионеров? Вероятно, прежде всего, будут учитываться выгодные условия для города.

— Главное требование — производственные показатели, которые нами заложены как цель реализации инвестпрограммы, должны быть неизменными. Концессионер не может их менять. Это значит, что к 2021 году потери должны реально снизиться до 20 процентов. При этом у инвестора есть право попросить тариф. Поэтому концессионеров будут выбирать по принципу: кто сможет достичь высоких производственных результатов с наименьшим ростом тарифа. Это ключевой показатель.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.