Общество
Молодёжное кино в Архангельске: можем, умеем, практикуем
1/2

Молодёжное кино в Архангельске: можем, умеем, практикуем

27.03.2016 17:41Мария АТРОЩЕНКО
Вот уже третий год в Архангельске как бы между прочим работает молодёжная общественная организация «Школа кино «Инфильм».

Большинство «инфильмовцев» получают образование в Норвегии, в киноакадемии Баренц-региона, пояснил лидер объединения Александр Перков. С этого года «Инфильм» представляет Союз молодых кинематографистов России.

— Я работаю с проектами в Норвегии, но они не имеют прокатного удостоверения в России, соответственно, здесь мы их не можем показывать, — рассказал Александр.

Развитие у движения есть, но есть и проблема текучки кадров и трудовой миграции.

— Очень мало нас остаётся в Архангельске. Многие ребята, когда мы зовём их на курсы, говорят: «И что? Ну, выучусь я на режиссёра, а кому это нужно в Архангельске?».

Думается, такая точка зрения вполне типична. Мол, какое вообще молодёжное кино в нашем «пошехонье» может быть? А оно вон как выходит: есть и молодёжь, и кино. В этом можно было убедиться в минувшую субботу в библиотеки имени Добролюбова. Там ребята отчитались в проделанной работе: показали три фильма и один клип.

В Архангельске только постапокалипсис и снимать

Сюжет ленты «Жизнь после жизни» Александра Перкова можно набросать парой фраз: встретились как-то в лесах Архангельской области, спасаясь то ли от зомби, то ли от инопланетянина, два одиночества. Задумывался фильм как часть тетралогии о временах года по тематике постапокалипсиса.

— Когда гуляешь по Архангельску, другие мысли как-то не приходят в голову, — объяснил выбор жанра режиссёр. Несмотря на схематичность сюжета и некую одиозность жанра, с лентой всё не так-то просто, заверил меня и зрителей автор.

— Мне кажется ошибочным считать, что жанр может определить идею и содержание произведения. В комедиях мы можем говорить о серьёзных вещах. В хоррорах затрагивать вопросы психологического восприятия. Жанр постапокалипсиса задаёт формат, но идею — ни в коем случае.

Кому-то, считает Александр, кровь, зомби и кишки подавай, а съёмочной группе важнее было исследовать тему выживания человека в нецивилизованной среде. Поэтому в фильме так до конца и не понятно, от кого убегают герои.

Такого рода молодёжные проекты обычно держатся на честном слове и голом энтузиазме. Хотя кое-какой бюджет у картины всё же был, сказал продюсер проекта Виктор Крюков.

— Если считать человеческие ресурсы и всё остальное, я думаю, мы уложились в полмиллиона. Это складывалось из того, какую технику мы использовали, какие люди были на площадке, из стоимости смены, аренды оборудования, транспорта. Естественно, всех покормить нужно было… Но поскольку мы все друзья-товарищи и большинство людей работало «за печенье», мы истратили пятьдесят-сто тысяч.

Есть ещё здесь хоть кто-то кроме меня?

Молодой режиссёр Виталия Бредихина представила сразу два своих документальных фильма. Первый — «Pulse» — посвящён заболеваниям сердечно-сосудистой системы. Этот проект, надеется Виталия, заставит людей присмотреться к своим бабушкам и дедушкам.

Проект международный, снят он был на грантовые деньги из Великобритании. Поэтому, признал Александр Перков, который выступил продюсером картины, в работе над лентой команде пришлось столкнуться с требованиями заказчика.

Второй фильм автора, точнее его первую, черновую копию, зрители увидели впервые. Называется он без затей —  «Молодые и творческие». Надо сказать, что построен он по тому же лекалу, что и «Pulse»: три героя, три человека с улицы рассказывают свои истории. На этот раз тет-а-тет с камерой были три студентки Архангельского колледжа культуры и искусств: художница, балерина и актриса. Они в представлении режиссёра становятся типичными представительницами творческого студенчества. Хотя думается, для полноценной выборки трёх персонажей не достаточно.

Социальный посыл у документалки тоже есть, хоть и не такой острый: «Ау, мы здесь, мы существуем!».

То, что у нас в области есть молодые и творческие — это, наверное, не новость. Вон — целый актовый зал «Добролюбовки» таких набрался…  А дальше-то что? — спросила я создателей ленты.

— Для многих людей это как раз-таки новость, — парировал Александр Перков. — Этот проект задумывался как некая кооперация учебных заведений в области культуры: нашей школы кино, колледжа, филиала Санкт-Петербургской школы телевидения. Молодёжь из Архангельска уезжает не потому, что здесь плохо жить, а потому, что она не верит, что кто-то поверит в саму эту молодёжь. Да, они могут приходить работать, стажироваться, но на них всегда будут смотреть, как на более молодых и менее опытных. И к тому времени, когда они дорастают до самостоятельного проекта, они могут уже зачерстветь.

Под занавес показали клип на песню «Torso» японской группы «December», снятый в Архангельске. Как и «Жизнь после жизни» он тоже о двух одиночествах. Но встретиться у них всё никак не получается… С ролью декорации Архангельск справился на все сто: ирреальный, похожий на какую-то сумеречную зону.

                      
Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.